Цитата дня
«Я — лидер движения. Мою кандидатуру выдвинули все организации».

73-летний лидер КПРФ Геннадий Зюганов о своем очередном участии в выборах президента России

Площадь осталась за Свердловым

Александр Моисеев, 20 января 2016
Заседание городской комиссии «по присвоению наименований элементам улично-дорожной сети», которое состоялось вчера, 19 января, было отмечено самым большим в своей истории присутствие членов комиссии и представителей СМИ. При всем уважении ко всем вопросам повестки, можно утверждать, что сей ажиотаж был вызван именно тем, примут или нет решение о переименовании площади Свердлова в площадь архитектора Крячкова. Не приняли. Точнее – принятие вердикта по этому вопросу отложили, вероятно, до следующего заседания комиссии.

Подобное решение трудно назвать «соломоновым», а мотив его принятия откровенно отдает какой-то шаманской конспирологией: оказывается, переименование может привести к расколу общества - ни больше ни меньше! Уважаемые! Ну вот стоит с недавних пор на набережной памятник Александру III… Кого он «расколол»?
Аргументов за сохранение прежнего названия и прозвучало два. Если говорить «положа руку на голенище», следует признать, что они весьма шаткие. Уважаемый городской депутат Ренат Сулейманов упомянул, что Яков Свердлов дважды бывал в Новосибирске. Да, дважды – в 1910 и 1911гг. – он проезжал Новониколаевск, будучи сосланным в Нарымский край. Возможно даже выходил на перрон за кипятком. Так ведь не счесть людей знаменитых и не очень, выдающихся и великих, что за сто с лишним лет проезжали и даже останавливались в нашем городе: от генерала де Голля до Фиделя Кастро, от Александра Солженицина до Евгения Мравинского… Какие-то его заслуги перед Новосибирском неизвестны по причине отсутствия оных, но известно, что Свердлов был инициатором «красного террора», руководителем штаба по разгону и расстрелу мирной демонстрации в поддержку Учредительного собрания в 1918 году в Петрограде, организатором борьбы с казачеством, и одним из тех, кто санкционировал расстрел царской семьи… Да, еще он - «законодатель моды». Существует версия, что комиссарские кожаные куртки стали популярны из-за подражания Свердлову, имевшему обыкновение одеваться во все кожаное.

Никакими заслугами перед Новосибирском он не отметился и ни малейшего следа в истории города не оставил. Стелить псевдоисторическую соломку, с пафосом произнося, что «с этой площади провожали полки», не надо. Да город провожал полки и встречал Победу на этой площади. Только не носила она имени Свердлова, потому как получила его в уже в 1957 году, скорее всего, «по случаю» или «разнарядке».

Второй аргумент, который можно выразить тезисом «постройте новое и называйте как хотите, а старое переименовывать не надо», только на первый взгляд может кому-то показаться здравым.
Однако, странно называть именем человека, чья работа во многом сформировала лицо центральной части города, какую-либо вновь построенную улицу с аляповатыми домами стиля «барыжное барокко», вроде того, что стоит на углу Нарымской и Сибирской, или площадь с застройкой, подобной ужасающему хаосу площади Маркса…

В Новосибирске как раз старые топонимы, выражающие исторические корни и хранящих историческую память города, были выжжены каленым железом тотальных переименований. Наш город не оставил на своей карте практически ничего, что хоть как-то напоминало о его истории и людях, живших здесь, а позднее строивших этот город. Бесспорно, что самый мощный каток тотальных переименований был запущен как раз соратниками Свердлова. Делалось это наверняка вполне осознанно: топонимы – хранители исторической памяти, а новой власти было необходимо, чтобы в этой памяти осталось только летоисчисление с 1917 года. Чтобы каждая улица, каждый переулочек, как бы говорили поколениям: до нас, при «прежнем режиме», не было ничего, все создано и построено нами. Новосибирск – «СибЧикаго» был определен как один из символов строительства «светлого завтра».

Названия многих новосибирских улиц убедительно говорят, что да, было время - построенное действительно называли как хотели. Город обзавелся улицами Анодная, Катодная, Автогенная, Морзистов и проч. Есть даже улица имени загадочного 9-го Марта. А имена основателей и многих подвижников - стерты, вычеркнуты. О том, чтобы воздать им должное, много разговоров, но мало дела. Удивительно, но в Новосибирске до сего дня даже нет робких попыток рассказать горожанам об истории города – по примеру многих других городов напомнить старые названия тех или иных улиц дублирующими надписями.
  
Аргументируя необходимость отложить решение о переименовании площади Свердлова, председатель комиссии по присвоению наименований Анна Терешкова сказала, что необходимо учитывать мнение старшего поколения, которое построило Новосибирск. Золотые слова. Один вопрос: разве архитектор Андрей Дмитриевич Крячков – не из этого старшего поколения, построившего город? Разве не его здания и создают ансамбль площади Свердлова? Не они определяют лицо Новосибирска, являясь самыми яркими архитектурными объектами города?

И совсем уж унтер-офицерской вдовой мэрия выглядит в организации и оценке общественного голосования по вопросу переименований. Голосование проводилось на сайте мэрии. Его участники высказали свое мнение. Результат голосования известен. Теперь же, по заявлениям представителей мэрии выясняется, что и голосовали не те, и интернет не тот. Позвольте спросить: а почему же мэрия не подумала, как сделать голосование более массовым и открытым? Зачем сначала имитировать заинтересованность во мнении горожан, а когда это мнение оказывается «неудобным», искать предлог, чтобы дезавуировать его? Более того, при голосовании на сайте мэрии всплыла некрасивая, откровенно шулерская история: сразу несколько общественников, включая членов комиссии, обратили внимание, что голоса «накручивают».

Тысячу раз прав Федор Григорьев, чье мнение недавно публиковал Atas.info, когда говорит о необходимости «воссоздать в городской топонимике культурный код Новосибирска, раскрывающий его славные традиции и великую историю». Не коньюктура, не политические пристрастия, не симпатии и автобиографии должны ложиться в основу решений о присвоении тех или иных наименований, а экспертные документы, свидетельствующие о конкретном свершении или достижении. По четким и понятным, а не сформулированным казенно-казуистическим языком правилам.

Архитектор Александр Ложкин назвал позором тот факт, что Новосибирск до сего дня не имеет топонима с именем Андрея Крячкова. Наверное, так и есть. Андрею Дмитриевичу Крячкову все равно – он свой след на века в истории города оставил. А вот потомкам и властям должно быть стыдно. Хотя… может статься, что и им все равно. Обычное дело - «решалы» в казенных делах сильнее творцов. 
Array
(
)

Оставить комментарий