Цитата дня
«Когда других арестуем? Сразу нельзя, постепенно, по три-четыре человека в год. Я согласен: сразу — это коллапс будет в управлении».

Лидер партии ЛДПР Владимир ЖИРИНОВСКИЙ об арестах заподозренных в коррупции губернаторов

Особенное дело: суд над Солодкиными близится к завершению

15 июня 2015

В Новосибирске близится к завершению едва ли не самое громкое уголовное дело последних лет – "Солодкиных - Андреева". 16 июня суд заслушает последнее слово бывшего замглавы УФСКН по Новосибирской области Андрея Андреева, после чего федеральный судья Лариса Чуб отправится в совещательную комнату для принятия решения по приговору. Известный новосибирский журналист Александр Моисеев специально для Atas.info анализирует предварительные итоги скандального "дела Солодкиных".

Судебный процесс по этому громкому делу продолжается почти три года - с осени 2012 года. Следствие же началось вообще в 2009 году: отец и сын Солодкины находятся под арестом уже более пяти лет – с середины февраля 2010 года, а Андреев почти пять лет – с осени того же года.

За это время милиция была преобразована в полицию, а карьеры тех, кто так или иначе был связан с этим делом, развивались часто по самым причудливым траекториям. Прокурор Марина Морковина доросла от капитана до полковника, "звезда" же Александра Никитина закатилась: генерал, занимавший к тому времени должность начальника управления МВД России по Ивановской области, оказался в камере следственного изолятора по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями. Генерал Юрий Прощалыкин оставил службу и теперь является вице-губернатором Новосибирской области. А один из следователей по делу – Александр Фоменко – теперь работает юристом в компании, которая, как утверждают, принадлежит человеку, фигурировавшему в этом деле.

По мнению депутата Законодательного Собрания Новосибирской области Алексея Александрова, за пять с лишним лет следствие и суд по этому делу, несмотря на 200 пухлых томов, так и не смогли предъявить внятных аргументов вины обвиняемых. Как считает депутат, это может говорить о том, либо дело вели непрофессионалы, либо доказательств вины просто нет, либо это дело оказалось кому-то очень нужным.

Беспрецедентно долгий срок разбирательства – далеко не единственная особенность этого нашумевшего процесса.

Так, одной из особенностей дела "Солодкиных – Андреева" стало обилие "громких имен", упоминавшихся в ходе этого процесса. Достаточно вспомнить, что свидетелями в суде выступили бывший губернатор новосибирской области и полпред Президента в СФО Виктор Толоконский, бывший спикер областного Заксобрания и член Совета Федерации Алексей Беспаликов, депутат Госдумы, Герой России Александр Карелин… В судебных заседаниях не раз "выплывали" пикантные свидетельства очень своеобразных, часто - "товарно-денежных" отношений сотрудников полиции с околокриминальными структурами. Однако все они были оставлены без внимания, как "не имеющие прямого отношения к рассматриваемому делу".

В финальной обвинительной речи прокурор Анжелика Егорова почти дословно повторила текст обвинительного заключения следователей, а затем от себя фактически заявила, что избирательная кампания Виктора Толоконского в 1999 году спонсировалась группировкой Трунова. Кроме того, в речи прокурора прозвучали обвинения и в адрес УФСБ России по Новосибирской области. Егорова заявила суду, что, когда Александр Солодкин-младший в апреле 2009 года назначался должность вице-мэра Новосибирска, все детали его биографии проверяли в ФСБ. Однако, по мнению Егоровой, несмотря на "связь с организованным преступным сообществом", он занял пост вице-мэра. В этом Анжелика Егорова усмотрела доказательство обширных связей Солодкиных не где-нибудь, а еще и в ФСБ.

Гособвинитель подвергла сомнению показания свидетелей защиты Виктора Толоконского и Алексея Беспаликова. 

По мнению Анжелики Егоровой, их показания следует считать недостоверными, поскольку они вызваны желанием помочь подсудимым. Достоверность же показаний свидетелей обвинения гособвинение сомнению не подвергает. Отметим, что среди свидетелей обвинения значительную, если не большую часть, составляют бывшие члены организованного преступного сообщества. Почти все они заключили досудебное соглашение со следствием. В этом - еще одна немаловажная особенность дела.

Практически все показания против отца и сына Солодкиных и Андреева дали бывшие члены преступного сообщества, заключившие досудебные соглашения со следствием. Именно на этих показаниях по факту строится обвинение. Любопытная деталь: заключив досудебные соглашения и дав показания против Солодкиных и Андреева, свидетели обвинения (Елькин, Боженко, Лобачев, Закузенный, Лунев, Надеин) не получили обвинений по самой "тяжелой", 210 статье ("Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем"), их дела были рассмотрены в особом, ускоренном порядке – без изучения доказательств - и все они (за исключением братьев Ганеевых, признавшихся в убийстве) получили наказание в виде условного лишения свободы.Были ли в показаниях этих свидетелей противоречия? Да, "нестыковок" в их словах было множество, но, по мнению обвинения, на это не стоит обращать внимания, ибо "вина Солодкиных и Андреева доказана совокупностью доказательств". 

По мнению адвокатов, эта "совокупность доказательств" состоит из непроверенных показаний, которые свидетели дали в личных интересах – выводя из-под удара себя.

Особенность этого дела можно без труда разглядеть и в том, что, по мнению следствия и прокуратуры, Солодкины вошли в состав организованного преступного сообщества и руководили структурным подразделением, занимавшимся поиском объектов экономики для установления контроля над их финансово-хозяйственной деятельностью, установлением контактов с должностными лицами органов власти и правоохранительных органов. Обвинение утверждает, что с их помощью группировке удалось получить контроль над несколькими объектами, в том числе, находившимися в муниципальной собственности, и обратить в свою пользу некие финансовые потоки.

Поразительно, но, выдвинув подобное обвинение, следствие полностью пренебрегло исследованием способов извлечения "преступного дохода", маршрутов финансовых потоков и т.п. Никаких вам "меченых" купюр, поиска свидетелей, проверок денежных средств на счетах… Это невольно наводит на мысль, что подобное обвинение либо элемент демонизации обвиняемых, либо за годы следствия эти финансовые потоки перераспределились настолько "правильно", что и ворошить тему не имеет смысла…

Все перечисленное выше приводит к выводу о еще одной особенности этого дела. Судебный процесс "Солодкиных – Андреева" показал, что наша судебная система остается едва ли не самой потаенной и непрозрачной сферой. Дело не в том, что предсказать исход этого процесса практически невозможно, а в том, что само течение следствия и судебного разбирательства приводят к мысли, что потаенные пружины процесса, принесшего Новосибирску "славу" едва ли "криминальной столицы" России, спрятаны настолько глубоко, что узнать изнанку этого дела если и удастся, то очень-очень нескоро.

 

Array
(
)

Оставить комментарий