Цитата дня
«Даже я видел, что черная туча подошла к Москве. Но откройте окно, вы, чиновники Росгидромета, чего вы не предупредите, что через 20 минут начнется сильный ливень? Он начался! Разогнать Мосгидромет! Разогнать! Уволить!»

Председатель партии ЛДПР Владимир Жириновский после того, как попал под дождь и сильно промок.

Сибирский Иерусалим

Владимир Кузменкин, 19 апреля 2016
Неизвестные страницы истории Каинска.

Казалось бы, мы достаточно хорошо представляем историю своей области, но настоящий историк и сегодня находит такое, о чём мы либо позабыли, либо и не знали никогда. История Сибири — это не только история освоения бескрайних просторов русскими; в этой эпопее нашлось место для многих народов.
Возьмем, к примеру, районный центр, основанный в 1722 году и по глубокому историческому недоразумению всё ещё именуемый в честь «видного деятеля коммунистической партии». Речь идет, конечно, о Куйбышеве, который люди, в нем живущие, по старинке именуют Каинском. Много интересного было в истории города, но одна из её страниц всегда находилась вне зоны внимания. Как будто и не было её вовсе. Лишь в последние годы появились работы профессиональных историков, затрагивающие тему жизни евреев в Сибири. Пожалуй, самая обстоятельная и глубокая из них — книга алтайского историка Юрия Гончарова «Очерки истории еврейских общин Западной Сибири». О Каинске там сказано немало…

Каинск был одним из первых сибирских городов, в начале XIX века официально определенных в качестве места расселения евреев. Существует версия о том, откуда приехали новые горожане: евреев сослали из приграничного местечка в Белоруссии, где они занимались контрабандой. А чтобы оную пресечь, всех до единого жителей и отправили в Сибирь.



Когда через город проезжал знаменитый Сперанский, он написал в своем дневнике: «Каинск — маленький городок, ныне только в план приведенный. Множество жидов и цыган». Прошло почти полвека, и в Каинске появилась довольно многочисленная община. По данным 1858 года, в Каинском округе было 1008 евреев, что составляло 41% всех евреев Томской губернии. Около 40% из них проживали в Каинске, и составляли они 12% жителей города. Декабрист Иван Завалишин отмечал, что Каинск в шутку называют «сибирским Иерусалимом».

Прошло еще 15 лет, и Каинск становится городом с наименьшим процентом русских и наибольшим процентом евреев в Западной Сибири. Из 3243 жителей евреями были 460 горожан, или каждый седьмой… По численности еврейского населения Каинск уступал тогда только губернскому Томску. Вот одно из описаний того времени: «Улицы, выходящие на площадь, далеко не завидны: каменных зданий во всем городе нет, мостовых и всякого искусственного освещения — тоже, тротуаров мало, да и не в порядке… Всех вообще зданий в городе считается 406; церквей 2 (каменный собор и деревянный храм на кладбище), 1 еврейская молитвенная школа, 2 винных склада и 32 питейных дома».

Сохранились и наблюдения за жизнью еврейской общины Каинска. В книге «Сибирь и каторга», выпущенной в Санкт-Петербурге в 1900 году, С. Максимов писал: «Там коммерческая суетня и толкотня. В Сибири также думали превратить евреев в хлебопашцев, но и здесь, как и в Западной России, народ этот сумел разбить всякие надежды; и упрямо остался при своих качествах. Из города Каинска евреи умудрились сделать такой же город, каких неисчислимое множество во всем западном крае России. Каинск сибиряки справедливо называют «сибирским Иерусалимом… Из городка, не имеющего никакого промышленного и торгового движения, как все города Сибири, вообще углубленного в себя и мертвенно молчащего, евреи сделали крикливый, живой и торговый. На площадке приладился рынок, выросли, как грибы, лавчонки, в лавчонках засели еврейки. Евреи, сбиваясь в многообразные и многочисленные кучки, машут руками, бегая по улицам, машут фалдами длиннополых казинетовых сюртуков… Евреи же добились того, что в Каинске теперь одно из главных мест склада всего пушного товара (особенно беличьих хвостов), отправляемого за границу, на Лейпцигскую ярмарку. Поэтому-то на такой печальный и убогий городок с 700-ми жителей насчитывается до 70 купцов».

Пришел двадцатый век, и статистика приводит данные о новых изменениях. В 1909 году: из 6246 горожан 1608 человек, или уже четверть от общего числа, были евреями. В это время Каинск как раз и достиг максимального в дореволюционный период числа жителей — 8352 человека, после чего его население начинает постепенно сокращаться… И есть тому причина. Сибирская железная дорога прошла в стороне от города. Пусть 12 километров не ахти какое расстояние, но именно они стали препятствием на пути города в новый век. С каждым годом экономическое значение: Каинска стало снижаться, и как замечает Юрий Гончаров, начиная с 1910 года в городе заметно уменьшается число лиц еврейской национальности, «т. е. той категории граждан, которая в городе активно занималась предпринимательством и торговлей». К 1913 году — дате, с которой у нас принято было абсолютно все сравнивать — численность евреев в городе снизилась больше чем на треть. Часть из них переехала в Барабинск, но большинство перебрались либо в Омск, либо в активно развивающийся новый торгово-промышленный центр — Новониколаевск. Там, где формировались еврейские общины, их вклад в развитие экономики был весьма значительным. Каинск — не исключение.



В руках потомков контрабандистов оказалась практически вся мелочная торговля города. Но был и очень специфический вид бизнеса — «торговля невестами»: несколько человек из города отправлялись в западные губернии, брали у своих земляков девочек-подростков и потом продавали их в Каинске.
Современники так оценивали экономическую роль евреев в городах региона (из книги «Сибирские евреи». 1911 г.): «…всякому, хотя бы сколько-нибудь знакомому с сибирскими евреями, невольно бросается в глаза преобладающая роль последних в мелкой и средней торговле, мелком ремесле и извозе. В некоторых городах имеется даже особый тип мелких торговцев-евреев, так называемых барахольщиков, занимающихся покупкой и продажей случайных вещей и вообще разного «хлама». А этот промысел далеко не из завидных. В других городах процент евреев, занятых извозом (большей частью «ломовики«), доходит до 15–20 и больше. Вы встречаете также сибирских евреев в списке владельцев мыловаренных, кожевенных, шорных и дробильных заводов, но и эти заведения ничтожны по своей производительности».

Евреи весьма активно занимались ремеслами. В середине1860-х годов в Каинске жили 122 ремесленника — и все они были евреями, из них: 20 булочников, 15 мясников, 10 портных, 13 сапожников, 6 печников, 17 столяров, 12 кузнецов, 10 извозчиков, а также хлебники, кондитеры, шорники, медники, коновалы и часовщики. Но надо заметить и такой факт: единственная заметная по численности в регионе колония евреев-земледельцев была именно в Каинском округе — 15% от всех евреев округа.

Евреи наибольший вклад вносили именно в торговлю, где их доля насчитывала более трети от числа всех занятых в отрасли. В начале прошлого века среди предпринимателей Каинска выделялись купец 1-й гильдии кожзаводчик Моисей Левако, купец С. Тинкер, который содержал кожевенное и мыловаренное производство. Л. Лощинский вел бакалейную торговлю, Д. Куперштох торговал сельскохозяйственными орудиями и мануфактурой, Я. Мощинский — табачными изделиями. В городе действовала торговая фирма К. Гольбека, отделение фирмы известного омского виноторговца М. Мариупольского.

Кстати, о вине. Среди еврейских предпринимателей были опытные специалисты как раз по части винокурения, которых в Сибири не хватало. Приезжие евреи охотно шли на службу по виноторговой части, которая почему-то не пользовалась у сибиряков популярностью, и быстро составляли весьма значительные капиталы. В статистическом описании Каинска, составленном смотрителем уездного училища А. Якимовским в 1842 году, указывалось: «Регулярно замещают эти места евреи, имеющие утонченную способность в отправлении должности винопродавца. Они первые толпятся в прихожей управляющего питейными сборами. Получая желаемое и поправя свое состояние, оставляют таковое занятие, берут на себя лавку, начиная торговать красивым товаром».
Каким же был образ жизни евреев Западной Сибири? Вот свидетельство современника: «Евреи, проживающие в городах и округах губернии, употребляют в разговорах между собою особый жаргон, нечто вроде испорченного немецкого языка, с русскими же говорят по-русски довольно хорошо. Строго соблюдая правила своей религии, они вина пьют мало, а пьяниц между ними и совсем нет; к физическому же труду евреи мало способны, или, по крайней мере, всеми силами стараются избегать его».

Еврейское население не имело в глазах сибиряков образа «чужака», порождающего враждебность, как это случалось в европейской части империи. Сибиряки отличались большой веротерпимостью, а кроме того, они ведь прекрасно понимали, что люди, оказавшиеся в этих краях, прибыли сюда в большинстве своем отнюдь не по собственному желанию…

Один из сибирских историков пишет об этом: «Как и большинство сибиряков, они были либо преступниками, нарушившими закон, либо авантюристами и искателями приключений, либо хваткими, образованными и предприимчивыми коммерсантами. В психологическом портрете этих людей преобладали… деловая сметка, высокая социальная активность и мобильность, терпимость к инакомыслию, отсутствие раболепия перед властью, чинами и чиновниками, склонности к либеральным политическим течениям, яркий индивидуализм, странно сочетающийся с корпоративностью и коллективизмом… Важно, что в окружающем обществе преобладал тот же психологический тип. Евреи не выглядели ни бунтарями, ни «белыми воронами».

Ценили также предприимчивость евреев: «Неутомимая деятельность и свойственная им бережливость скоро обратили внимание на них соотечественников их — христиан, и приобрели им, таким образом, полное доверие». В еврейских семьях патриархальные семейные традиции играли большую роль, чем в семействах русских. В еврейских семьях традиционно насчитывалось больше детей — не меньше 4–5, против 2–3 в семьях русских. Кроме того, взрослые еврейские дети позже отделялись от отцовских семей, чем русские. Сыновья евреев, даже женившись, более продолжительное время оставались в семье родителей. Все тот же С. Максимов писал в своей книге: «Поколение, народившееся в Сибири, не знает польского и довольно сильно в русском. Третье поколение забывает и еврейский язык и даже дома со своими непременно говорит по-русски… В четвертом, третьем поколении неофита все следы еврейства совершенно сглаживаются». Поэтому все больше распространяются и русские фамилии среди сибирских евреев.

Наличие в Каинске столь многочисленной и состоятельной еврейской общины предопределило то, что в городе уже в середине XIX века появилась молитвенная школа. А в 1892 году на улице Александровской появляется двухэтажная деревянная синагога. В 1895 г. каинские евреи обратились к губернатору с прошением о постройке в городе новой отдельной молитвенной школы, поскольку в Каинске проживает 782 души евреев мужского пола, а существующая молитвенная школа может вместить только 400 человек. В декабре 1896 года разрешение было получено.

В общем, было что посмотреть в старом Каинске. Но век XX хотел всё переиначить и начать всё заново — вроде бы как с чистого листа. Ради этого и попали под каток истории российские города: и большие, и маленькие — такие как Каинск. Ничего не осталось ни от синагог, ни от школ. Даже от старого еврейского кладбища, которое хорошо помнят каинские старожилы, не сохранилось ровным счётом ничего. Раньше туда приходили посмотреть, что можно сделать из камня, но в 60-е годы, когда было сказано, что до построения коммунистического общества уже рукой подать, кладбище снесли и поставили на этом месте склады «Заготзерно»…

Так что, если что и осталось в современном Куйбышеве от того Каинска, так это только специфические фамилии некоторых горожан и всероссийская известность цареубийцы Якова Юровского, который родом был из того самого Каинска…
Array
(
)

Оставить комментарий