Цитата дня
«Даже я видел, что черная туча подошла к Москве. Но откройте окно, вы, чиновники Росгидромета, чего вы не предупредите, что через 20 минут начнется сильный ливень? Он начался! Разогнать Мосгидромет! Разогнать! Уволить!»

Председатель партии ЛДПР Владимир Жириновский после того, как попал под дождь и сильно промок.

Маршем за полковника: в Омске прошел митинг в поддержку Олега Пономарева

Александр Жиров, 29 июля 2015

На Театральную площадь в Омске вчера пришло около 600 человек. Митинг с требованием освободить из СИЗО командира трагически знаменитой учебной части ВДВ в посёлке Светлый под Омском собрал местную "десантуру", родителей погибших и пострадавших при обрушении казармы 12 июля солдат и общественников, делающих политические заявления. Atas.info заглянул в лица пришедших, чтобы посмотреть, зачем они пришли на это мероприятие.


Митинг в Омске изначально предполагался "сдвоенным". С одной стороны, организаторы заявляли его как акцию в поддержку арестованного командира учебной части полковника Олега Пономарёва, с другой – нельзя было не почтить память 24 погибших десантников-новобранцев. 


Однако имя полковника упоминали на омском митинге куда как больше, чем имена его погибших подчинённых, за которых он нёс ответственность. А завершили акцию и вовсе на мажорной ноте: люди в тельняшках и беретах, забравшиеся на сцену, исполнили хором ВДВ-шный гимн о "расплескавшейся синеве".


Выступавшие старались не выпячивать себя, говорили о "десантном братстве" и о том, как несправедлив суд, арестовавший "отца-командира" погибших солдат на время следствия. 


Многие были известны собравшимся и сразу брали инициативу в свои руки, как громкоголосый председатель "Союза десантников" Владимир Фадеев, которому во время технического сбоя оборудования не понадобился даже микрофон. Кого-то здесь видели впервые, и они читали текст с бумажки, больше рисуясь перед камерами. Один из организаторов митинга – кандидат в губернаторы от партии "Родина" полковник Дворецкий – отличился дважды.



В первый раз – ещё до начала действа, когда попытался избить пенсионера с несогласованным плакатом "Против этой власти", второй – когда решил быть в "общеполитическом тренде" и обвинить в трагедии в омском учебном центре американцев. Во всяком случае, со сцены Дворецкий произнёс буквально следующее: "Мы знаем, что за океаном они там радуются тому, что честный русский офицер сидит в тюрьме, а не воспитывает десантников".


Несмотря на то, что полковник Пономарёв находится не в тюрьме, а в СИЗО, военная прокуратура уже усмотрела процессуальные нарушения в самом факте помещения его под стражу, а следствие ещё идёт, присутствующие в едином порыве протестовали против "несправедливого суда". Собственно, сам "повод" - защита полковника Пономарёва - светился в местных СМИ настолько активно и исключительно с одной стороны, что искушённому наблюдателю несложно было разглядеть за организаторами собрания некую "направляющую руку". Это не удивительно – многие бывшие десантники сделали неплохую политическую и общественную карьеру после службы, а слова "десантное братство" звучали на митинге едва ли не чаще остальных.


Призывы "разобраться" и не искать "стрелочников" тонули в требованиях освободить полковника Пономарёва и беспрекословных обвинениях строителей, возводивших казарму в 1975-м. Каждое выступление со сцены завершалось неизменным скандированием толпы: "Сво-бо-ду! Сво-бо-ду!" Даже признание Пономарёва в собственной виновности, которое он передал собравшимся из СИЗО, не смогли сломить настрой участников встречи. "Боевой офицер не может быть виновен, для офицера носить наручники – это позор", - звучало со сцены от сослуживцев полковника. "Пономарёв не виновен, - утверждала со сцены вдова погибшего десантника. – Я хочу, чтобы мой сын вырос и исполнил мечту отца - тоже пошёл служить в ВДВ".


В ответ на это в толпе развевались потрёпанные флаги ВДВ и организации "Офицеры России", а широкоплечие десантники в возрасте с удовольствием позировали многочисленным видеокамерам. Небо над площадью хмурилось, дважды принимался хлестать крупными каплями дождь. Но десантники – в майках в нелетние "плюс 15" - разошлись только после того, как получили команду "свернуть флаги". 


Под дождём остался неровный стенд с фотографиями погибших парней в синих беретах. Ветер разметал по площади красные гвоздики, которые приносили к стенду пожилые люди, с трудом протискиваясь через первые ряды из бывших десантников.


Array
(
    [1212] => Array
        (
            [item] => 0
            [values] => Array
                (
                    [0] => 1
                    [1] => 2
                )

        )

    [1259] => Array
        (
            [item] => 3
            [values] => Array
                (
                )

        )

)
  1. Евгений Долганев

    Саш, ну во первых тюрьма и СИЗО - это одно и тоже, а колония (где люди отбывают наказание) и тюрьма это несколько разные понятия. Во-вторых, назови мне людей, которые там читая с бумажки больше  рисовались перед камерами? С "бумажки" читал я, как ведущий, Фадеев, Столбунов и Юдакова, но последние двое просто зачитывались обращения.

    • Александр

      Жень, депутат Госдумы читал по бумажке в папке, например. Чисто юридически СИЗО и тюрьма - это две разные вещи. СИЗО - это следственный изолятор, где обвиняемые ожидают суда. Для них заключение в СИЗО - это мера пресечения. А тюремное заключение - это наказание, назначенное судом. И, дай Бог нам с тобой этого не знать, - условия там отличаются.

    • Евгений Долганев

      Саш, юридического понятия "тюрьма" сейчас нет в принципе. Как и "лагерь". Тюрьмой или " крыткой" называют место, где ожидают приговора суда, са люди содержатся в камерах, в отличии от колоний или т.н. лагерей  ,где отбывают наказание и живут в бараках. Депутат госдумы прислал обращение, которое лидер местной РОДИНЫ зачитал. Зачитал, потому с бумажки

  2. Игорь

    Лживая статейка, журналист купленный! Никто, никому команды не подавал и флаги не сворачивал. Подло и низко поступают журналюги, пиарщики. Рейтинг зарабатываешь грязью, упырь.

Оставить комментарий