Цитата дня
«Для строительства нового ледового дворца спорта (имеется ввиду Новосибирск) выбрано лучшее место. Он будет возведен на берегу Оки».

Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ОРНИТОЛОГИЯ

Олег Горбулев, 22 февраля 2018
"Чёрные птицы в стаи сбиваются.
До хрипоты с Богом спорить пытаются.

Плач и мольбы облекают угрозами.

Терновый венец украшают розами.

Чёрные птицы в небо влюбляются.
От безответности в пропасть бросаются.

Сердце разбито и крылья изломаны –

Так погибают Дьявола вороны"…

 (Отто Дикс/Otto Dix песня «Птицы»)

 
Время течёт, подобно воде в реке, простите уж за применённый штамп - бурлящая энергия темных вод все изменяет, унося старое, наносное и оставляя место для нового. Там, где прошлись волны бушующей реки, никогда не будет того, что было раньше. На очищенном месте расцветает новая жизнь и охрипнув, от вседозволенности вьют гнезда черные вороны…

После первой оглушительной победы, когда горожане сразились с монстрами СИБЭКО и обслуживающей их интересы местечковой власти, эйфория победы стала катализатором появления всевозможнейших общественных групп и движений.

Нет, конечно Новосибирск никогда в своей истории не был пустыней, оглашаемой одиночными гласами вопиющих в ней.
Бузотёров, святых, паникёров было предостаточно. Город сотрясали многотысячные пикеты защитников оперы, правда, никогда в ней не бывавших. Цирковые площадные представления, окрашенные и украшенные красными, синими, серо-буро-малиновыми плохо проглаженными стягами. Рокотавшим по переулочкам и закоулочкам города и затихавшими в дали светлой, клочки звуковой волны: «Доколе-е-е»!

Громкие пикеты, требовавшие убрать то, снести сё. Впечатляющие воображение общественные панихиды по кисельным берегам с канувшими в Лету, ещё при Царе Горохе, молочных рек… и даже академические ассамблеи с научно-практическим конференциями. Все было. Форматов, чтобы изменить существующее положение дел в арсенале сил прогресса множество.

Кто бы мог подумать, ещё какой-то год назад, в принципе, заурядная несправедливость, творящаяся ежесекундно в нашем лучшем из миров, смогла в «едином порыве», объединить разных по мышлению, возрасту, социальному положению людей. Нет, не в борьбе за отмену торговой наценки в 15%, выставленной тепловым монополистом, а против старческой деменции пожилого местного Дракона и управленческой импотенции местной камарильи.
Кто бы мог подумать, что победа может окрылять почище «Ред Булла»? Что победа оросила живительным дождиком подготовленное предшественниками жнивье общественных инициатив и, вдруг, внезапно, заколосились сто цветов, с соответствующими диспутами ста агрошкол.

Спорами, переходящими в междоусобные бои до последнего патрона, где на знамёнах величественными пламенами написаны обращённые к чувству и душе человека, вроде верные слова, но, оказавшись на этих лоскутных знамёнах, слова эти потеряли свою первоначальную суть и стали скабрёзными.
Оказалось, что на прекрасных и божественных цветах общественного согласия и сотрудничества могут поселяться паразиты, гусеницы, грибки, использующие силу красоты для своего пропитания… Что красота человеческого единства банально болеет и даже умирает… И умирает, благодаря древоточцам родившимися в прекрасном, до них мире.

Общественное поле Новосибирска разнообразно. Что поделать - третий город страны. Этическая пустота, оставшаяся после крушения советской системы взглядов, заполняется сейчас больше, чем в девяностые, и не только отрицанием чужих, либеральных ценностей, но и созданием своих собственных психиатрических рукописных инкабул и дворовых кодексов чести.

Я, при написании этих строк, нахожусь в очень неудобном положении, понимая, что то, что будет продолжено дальше, может неосторожно ранить хороших людей, занимающихся серьёзным и важным делом. Мне не хочется, чтобы аллюзии от предложенного вниманию читателя текста переносились на всех общественников города и категорически заявляю, что все рассмотренные ниже аллели применимы только к названным в тексте людям… и ничего, и никому более.

Общественники бывают разные: черные, белые, красные… и фиолетовые, и зелёные, и в горох. Все зависит от цвета ауры и наличию хороших и полезных свершений. Главный критерий – поступки и конкретные, выполненные дела, которые можно пощупать, оценить, взвесить. Миражи в общественной деятельности не предусмотрены.
Конкретные дела являются единственным маркером ценности общественного активизма. Да, в городе есть замечательные проекты, направленные на помощь слабым, больным, инвалидам, военным ветеранам, детям, а также братьям нашим меньшим.

Есть группы, занимающиеся резко выраженными гуманитарными проектами, к примеру профилактика СПИДа, повышение юридической грамотности, помощь мигрантам, беженцам, арестантам.
Есть группы и люди, которые спасают наши скверы и парки от застройщиков и недобросовестных действий чиновников. Есть группы краеведов, выявляющих и сохраняющих память для будущего поколения. Есть религиозные группы, берущие на себя ответственность за судьбы наркоманов, бомжей, алкоголиков…
Многое, что есть, чего сразу и не упомнишь. И перед такими людьми хочется не только снять шляпу, но и чем-то помочь, сказать простое спасибо и даже зайти в храм и поставить - за здравие идей и людей - толстенную свечку.
Всех их объединяет ДЕЛО!!! Конкретное дело - показатель нужности и востребованности.
Но, увы, на тернистом пути испытаний, превращающими подотчётное население в граждан и горожан, существуют силы, которым этот творческий процесс очень не нравится. Чей-то чёрный и завистливый глаз испуганно смотрит в океан бушующих общественных страстей смутного времени.

Испуг рождает действие. Ах, вы научились ради какой-то цели объединяться? Тогда возьмём формулу успеха отца покорителя Мира Александр Македонского - царя Филиппа: «разделяй и властвуй» и покажем вам кузькину мать...
Любое действие нуждается в исполнителях. Человек, увлечённый идеей, ни за какие блага и печенье мира, никогда не откажется от задуманного. Когда твоя идея - химера и ты сам это понимаешь, когда тебя раздирают противоречия и комплексы, зависть к успехам других, желание власти, возможность отомстить обидчикам - исполнитель готов идти на всё. На любые пакости, дабы заглушить внутреннюю достоевщину: «тварь ли я дрожащая или право имею»… Забывая, что при проявлении такого личностного вопроса, вопрошающий уже стал тварью и вступил на скользкий путь благих для себя намерений, ведущих, как известно к одному топонимическому месту… На пустом месте такие вопросы не возникают.

Общественное движение Новосибирска, столкнулось с неожиданной нравственной проблемой. Нет, конечно, проблема существовала и ранее, но раньше она регулировалась простенькой технологией «отделить агнцев от козлищ». Теперь стало сложнее. Общая гуманизация окружающей социальной среды требует - прежде чем заклеймить позором и посыпать голову виновных пеплом, - в первую очередь, доказательств. Доказательств, основанных не только на содеянных поступках, но и мотивах, приведших к падению.

Помните, раньше в пивных висел плакат: «Ждите отстоя пены»? Общественная жизнь Новосибирска, как раз замерла в этом состоянии. Город ждёт отстоя пены... Но пены, к сожалению, очень много.
Сегодня на ниве общественного активизма действует несколько групп превративших его в свою промысловую и пищеварительную базу. Самая заметная группа состоит из трёх человек, в которую входят отсидевший свой срок за мошенничество Евгений Митрофанов, зачастую, как мне кажется, экзальтированный и истеричный Владимир Кириллов и, (опять же, на мой скромный взгляд) «ни рыба, ни мясо», Алексей Носов, являющийся родственником Кириллова.

«Ни рыба, ни мясо» меня нисколько не интересует, проникновенные строки про Евгения Митрофанова позвольте мне оставить на потом. Поговорим о крикливом Владимире Кириллове.

Чем, спросите, связан мой выбор? У Владимира Кириллова ярче работает рептильный участок мозга и многие его поступки, по сравнению с осторожным Митрофановым, вызывают не только оторопь, но и желанием оказать немедленную медицинскую помощь.
В настоящее время Владимир Вадимович Кириллов превратился в карикатурного героя. Его работой стало производство конфликтов. Нет, он не является конфликтогеном, его задача в группе Митрофанов – Кириллов – Носов и иными примкнувшими «сочувствующими», проста до безобразия. Она описывается простой и ёмкой народной пословицей «Слышал звон, да не знает где он».
Так говорят про людей, которые очень любят посплетничать и придумать, додумать какие-то «интересные» факты из жизни чиновников, бизнесменов, депутатов и разнести это по всему свету. Услышал слово, накрутил на него свои фантазии и, с «сенсационными» разоблачениями, - в социальные сети или в не утруждающие себя вопросами репутации средства массовой информации.

Интернет-газетчикам прикольно: хайп и «кликабельность» за бесплатно идёт к ним в руки. Какой там факт-чекинг. Это же аттракцион, который нужно сразу монетизировать и по фигам, что там чувствуют оболганные Кирилловым люди – сами виноваты, раз так подставились и не дали по рукам визави.



Пинус, Бекарев, Пыхтин, Терешкова, Бабаев и ещё целая плеяда новосибирского истеблишмента и общественников, попали под зоркое наблюдение Кириллова. Чуть что в городе произошло - и уже стайка ворон с узнаваемыми профилями Кириллова, Митрофанова и присных, кружат в надежде поживиться, привлекая своим карканьем городских сумасшедших и падкую до бесплатного сыра прессу...

Стоит собачке поднять лапку, в зоне общественных пространств, как в фесбуках, а затем и иных изданиях слышен истеричный фальцет Кириллова:
- А я давно говорил!..
- А я давно предупреждал!..

Медиа-террорист Кириллов, стачивая ногти или клюв о клавиатуру, пишет (после уже случившегося и зафиксированного происшествия), что он давно это накаркал и забесплатно работает городской Кассандрой...
Но... это вовсе не означает, что он действительно что-то говорил, или о чём-то предупреждал.
Ему нужно внимание или, как сейчас принято говорить, - хайпануть. Неважно какой там хайп: со знаком плюс или минус – главное, чтобы говорили. Ему нужна скорость: первому отписаться, чтобы любое несчастье ассоциировалось с его именем. Погибли дети, сгорели дома, кто-то умер, кто-то пострадал… и вмиг, мешая людям разобраться в причинах произошедшего, слышится глас побитой жизнью «Кассандры»: Я предупреждал! Я говорил! Я кар-кар-кар…

Дешёвый трюк из области public relations призван для того, чтобы создать информационный повод, «подцветить» запрос и насытить элементами общественного внимания заявление в соответствующие инстанции. Отдадим должное воронам. Им приходится перелопачивать большое количество информационной руды наших городских читаемых сайтов в поисках «золотого» песочка, но уж если они его нашли – держитесь. Режиссура праздника «Долой коррупцию» у кирилловых и митрофановых отработана до мелочей.

Роли в «группировке» расписаны до мелочей. Кириллов кричит, Митрофанов строчит, а Носов - принеси-подай. Все эти вопли делаются не просто так. Именно в них и заключён смысл: группа фактически занимается своего рода вымогательством и преследованием.

Схема проста. Мы живём в мире несовершенных законов. Многие руководители порой вынуждены идти на мелкие прегрешения, дабы не парализовать деятельность своих учреждений.

К примеру, я знаю одного директора, которая забыла в этом году внести в бюджет расходы на туалетную бумагу... А учреждение посещают люди. И она была вынуждена увеличить расходы на канцелярию. То есть, карандаши из канцелярских граф бюджета «превращаются» в туалетную бумагу из хозяйственно бытовых. Не дай Бог (тьфу-тьфу-тьфу) об этом узнает Кириллов. Это будет конец всему! Кар-кар-кар -рупция! Нецелёвка! Воровка!

Некоторых руководителей «заказывают», как в случае с экс-министром социального развития Сергеем Пыхтиным, или директором Успенского психоневрологического интерната. «Заказ» для наших «героев» – основной источник существования. Да и что стеснятся: всё, что не делается – всё ради святого. Его величества «заказа».

В аппаратной или бизнес-войне, все средства хороши. Есть руководители, которые дальше своего носа не видят и живут одним днём. Для устранения препятствий и «за недорого» они обращаются к помощи наших пташек.
«Сливается» фактура, сплетни, служебная информация, и наши общественники разворачивают свой видавший виды шатёр цирка шапито и начинается светопреставление.

Если это «заказ», наши герои отрабатывают гонорар по полной: с привлечением клоунов, внезапными автомобильными рейдами, засадами, пикетами. Если у заказчика не так много ресурсов, но руководитель, на которого подана наводка, «богатенький Буратино» и платёжеспособен, ему предлагается откупиться и «замять» вопрос. Многие руководители, которые не хотят огласки, или им жалко своё время и нервы, идут на предложения шантажистов. Даже когда обвинения мизерны. Худой мир дороже ссоры.



Но самое интересное начинается тогда, когда ты откажешься от предложенных «группировкой» условий.
Во все инстанции летят, вышедшие из-под бойкого пера Митрофанова однотипные (что поделать, так научили кропать) кляузы - доносы. Кириллов в падучей смешивает коней, людей и залпы тысячи орудий. Караул! Что деется! Воруют! Квартиры отнимают! Рабов используют! Родственников пристраивают! Шпионят! Госдепу служат! Родину продают! Спасите, люди добрые! И эта звуковая волна, направленная заинтересованным слушателям, напрочь заглушает рациональное: а вы уверены, что это правда? Шок. Обыватель кладёт таблетку валидола под язык и начинает сопереживать приключениям пташек:
- А чё, они же правильные вроде слова говорят… А наши доморощенные «щелкоперы» рады стараться, понимая великую силу слова, которое страшнее пистолета.

Митрофанов, представляясь журналистом незарегистрированного сайта (по крайней мере на его сайте сведений о регистрации СМИ, я не увидел), обивает пороги присутственных мест. На запросы «журналиста», система реагирует быстро - согласно закону об обращениях граждан. Все-таки не баба Дуня запрос отправила, а «журналист»! К тому же, кто-то из «сильных» мира сего даже выписал Митрофанову пропуск и аккредитацию в правительство региона. У страха глаза-то велики…

Создаются комиссии, начинаются проверки, изымаются документы, приходят силовики, пожарники, санитары, ветеринары с собаками. Окрестности проверяемых учреждений приобретают стойкий запах капель Зеленина и корвалола. Летят с сиренами скорые, машины министров, на трамваях добираются журналисты… Деятельность учреждения парализуется, руководство пытается не допустить краха. Вся выстроенная корпоративная культура подменяется режимом «военного» положения. В коллективе начинается поиск «крыс» и недовольных. Атмосфера недоверия ломает привычные горизонтальные и вертикальные связи. Персонал ходит по стеночке, потому что нервы у всех обострены…

И над всем бедламом торжествующе хохочет наша троица, с сольными завываниями Кириллова на полную Луну:
– Я вас всех уничтожу! Я вас всех пересажу! Я страшен во гневе! Я могуч, я гоняю стаи туч…
Психиатрия отдыхает, а где-то в аду император Нерон в досаде ломает от перфомансов Кириллова свою лиру и просит Бога о прощение, мотивируя свою мольбу:
– Ну, я по сравнению с Кирилловым просто агнец…

Проходит месяц, два, три сущего ада, и проверяющие инстанции ничего не находят. Нет ничего! Все в рамках закона и основания для возбуждения чего-либо отсутствуют.
- Как это отсутствуют? – воздевая полные руки к небу и картинно отставляя ножку, удивляется Кириллов. - Вы все куплены, вы все проплаченные, вы все в сговоре… Сейчас я выведу вас, негодяев, на чистую воду. И опять у Митрофанова бессонная ночь: летят письма, телефонограммы, раздаются интервью, заявления, устраиваются клоунады против произвола и коррупции с жалобами на проверяющих. И все начинается сначала: проверки, обыски, комиссии. Заколдованный круг.

Увы, нет у нас в стране законодательной нормы, позволяющей привлекать к ответственности кляузников. Обвинения, которые не находят подтверждения после проверки надзорными, правоохранительными и другими контролирующими органами, остаются гнетущим осадком. Так уж устроена психика человека, что плохое легко проникает в подсознание, а хорошее забывается быстро.

Если бы такая норма появилась, то любителей эпистолярного жанра – жалоб и доносов - значительно бы поубавилось. Если бы, при не подтверждении высосанных из неизвестно чего «фактов», жалобщика заставили оплатить стоимость человекочасов, ГСМ, труд экспертов, водителей и так далее, то участники «группировки», прежде чем выпускать «почтового голубя», семь раз подумали: а хватит ли обещанного гонорара, для покрытия издержек своей «спецоперации».

Вектор увлекательного занятия - необоснованной травли руководителей и простых людей, - у группы перфекционистов сменился бы, на не менее увлекательные и конкретные дела: помощи дворовым собачкам, переводу бабушек через дорогу, развешиванию скворечников, кормушек и прочих добрых малых, но милых дел.



Кириллов, Митрофанов и Носов общественно опасны! Опасны тем, что своими действиями размывают понятие вины. Вина, вернее её осознание, является инструментом коррекции совершенных нами ошибок. Без понятия вины мы останавливаемся в своём развитии, превращаясь в бесчувственных и пресыщенных жизнью, стремительно деградирующих бонвиванов.

Идеология «хоть плюнь в глаза - всё божья роса», взятая на вооружение нашими «героями», позволяет им играться с фактурой, подменяя причины и следствия, как им угодно или выгодно. На прямой вопрос тот же Кириллов начинает краснеть, закатывать глаза к долу, – но никогда не даст однозначную оценку. При любом раскладе он хочет остаться в зоне комфорта. Намерение прекрасно и естественно, но только оно базируется на сломанных судьбах других. Но ему все равно и на любой укор отвечает: «А пусть не попадается, он знает на что шёл», - и прочие объяснительные изыски, исторгаемые, как мне кажется, червивой душой.

При любом намёке на необходимость личного внутреннего решения, Кириллов и братия как хамелеоны меняют цвета со скоростью света, опрокидывая предшествующие договорённости. Они как огня боятся любого выбора, скользят и вертятся, как ужи на сковороде. Потенциальные «заказчики» должны знать о такой особенности «воинов света» и быть готовым к тому что, в любой момент лижущие руку в мгновение ока могут оскалиться.

Общественники Новосибирска должны понимать, что появление этой группы не случайно. Что не нужно рассматривать этих людей в качестве безобидного союза трёх товарищей, рыскающих в поисках пропитания. Это не группа, а условно спящая ячейка медиа-террористов, находящихся на довольствии разветвлённой структуры, созданной одним из центров силы, группирующихся, как поговаривают, возле одного вице-губернатора. Но сами-то они - исполнители и могут даже об этом не догадываться, получая задания от посредника.

У этого высокопоставленного чиновника есть проблемы со своим внутренним я. Он одержим идеей символического краха и эстетикой разрушения. В силу невозможности показать себя во всей красе, ему приходится интриговать, чтобы довести какие-либо ситуации, находящиеся в зоне его интересов, до предела. Ему нужно обессмыслить любое не согласованное с ним начинание. Его единственное оружие – угроза словом, потому что, реализовать угрозу иным способом он не способен из-за малого опыта и страха перед наказанием.

У «группировки» образовалась даже «плановая» мораль. Мораль по медиа-плану. Мораль подбивается под конкретное поручение. Кириллову не интересно, чем живёт жертва, плоды её труда, человеческие качества. Их не интересует будущее города и то, как их слово для этого будущего отзовётся. Они готовы на все. Закрыть детдом, уничтожить перспективного и талантливого бизнесмена, оболгать чиновника, чтобы он не должен сметь, своё суждение иметь. Они воюют с женщинами и детьми. Они спекулируют на трагедиях. Их интересуют только деньги. Им хочется припасть к кормушке и жадно чавкая подъедать, кем-то брошенные объедки. Им хочется почёта и поклонения горожан и ради этого распускают павлиньи хвосты, забывая при этом, что под перьями, какими они бы не были роскошными - скрывается обыкновенная куриная...

Да, в стране происходят тектонические изменения. В изменениях привычного уклада никто не виноват. Ни Путин, ни «кровавый режим», ни тётка Авдотья из соседнего подъезда. Даже Украина тут ни при чём. Общество поднимается на новую ступеньку, как говорят мистики, Золотой лестницы развития. Во время подъёма властвует время пост-правды. Оно оправдано. Убеждения в правоте порой являются сильнее математики. Мы - люди и имеем такое же право на ошибку, как и всё сущее в природе. Ошибка зачастую является новой дверью в блистающее будущее. Без ошибок и конфликтов останавливается развитие.

В переходное время ярко проявляют себя не только ускорительные, но также и инерционные механизмы, не позволяющие общественной конструкции и морали, создаваемой веками, улететь в безвоздушный и враждебный космос.

Только в силу закона о самосохранении мы запаздываем и не успеваем за изменениями, которые происходят каждодневно. В свободном обществе решение принимают люди, а не вожди или концепции. На наших глазах рождается новая философия коммуникации. Появление Интернета разделил историю человечества на две части. Наши потомки уже лет через десять будут изучать историю человечества до «цифры» и после неё. И про Кирилловых там не вспомнят. Потому что в памяти поколений остаются имена созидателей.

Как противостоять шантажистам? Ведь «отстой пены» может длиться годами, а разрушают будущее наши «птахи» сегодня? Как отвадить Кириллова и Митрофанова от ремесла украшения тернового венца поиска нового искусственными розами? Как победить ханжество, глупость, нахрапистость, хамство, лживость стайки товарищей? Как?

Судами? Не думаю. Для иссиня-черных пернатых это будет подарком. Мастер по переобуванию в воздухе Кириллов только этого и ждёт. У него давно истлевает в шкафу тога мученика. Он давно грезит (при условии повышения своего комфорта) занять нишу платного страдальца за судьбы города. Это же такой пиар, за который Владимир Кириллов и маму родную на торги выставит.

Бойкот? Для развития всегда нужны белые и черные, отрицательно и положительно заряженные, лёд и пламень. Только в таком взаимодействии рождается нечто полезное и новое. Гадить у одних и мазать субстанцией других - не получится. Взять на себя роль катализатора они не смогут: «светя другим, сгораю сам» - не про них, колбаса никогда не была символом борьбы.

Остаётся только смех. Смех великое по мощности оружие. Именно здоровый смех является сегодня главным противоядием генерируемых троицей мелких конфликтов, свар и мини-катастроф.



Только смехом мы можем победить терроризм Кирилова и Митрофанова, разрушающих, своим браконьерством доверие к общественным институтам.

Смех, заставит задуматься и заказчиков. Кому захочется стать посмешищем в глазах добропорядочных горожан, поручив свои тайные желания крикливым клоунам? Здоровый смех разрушает эффективность капиталовложений в приручённую скандальную стайку. Как только исчезнут заказчики, на наших глазах произойдёт метаморфоза: опадут устрашающие черные перья и обнажатся миру хрупкие тушки молодых петушков. В конце концов, смех способен заставить Кириллова, Митрофанова, Носова и прочих вспомнить о главном предназначении человека – трудится!

Может нам повезёт, и на нашем веку мы ещё увидим, как Владимир Кириллов увлечённо консультирует покупателя в салоне связи или Евгения Митрофанова с лопатой наперевес, с удовольствием убирающего снежные отвалы на дорогах нашего города. И возрадуемся, что мы спасли от падения в пропасть, в сернистое пламя, две заблудшие души...

Давайте смеяться! Труд и смех сделали человека – человеком.

P.S. На этой высокой ноте я прощаюсь с вами. Простите за местами допущенную грубость и субъективизм. Обещаю в скором времени рассказать вам новую историю: «Как Владимир Кириллов квартиру отжимал» и ещё кое-что интересное. Прости, читатель, «слабости пера - их сгладить постарается игра»...
Всегда на связи. Ваш Олег.


***

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции, но это не значит, что оно не может быть опубликовано.
Array
(
)

Оставить комментарий