Цитата дня
«Даже я видел, что черная туча подошла к Москве. Но откройте окно, вы, чиновники Росгидромета, чего вы не предупредите, что через 20 минут начнется сильный ливень? Он начался! Разогнать Мосгидромет! Разогнать! Уволить!»

Председатель партии ЛДПР Владимир Жириновский после того, как попал под дождь и сильно промок.

Памятник

2 октября 2015

Эта статья была написана 25 лет назад, но мы решили не менять в ней ни одного слова, хотя за четверть века многое все-таки изменилось. 30 октября 1994 в Куйбышеве на старом кладбище был установлен памятник с надписью: "Землякам – жертвам репрессий", а в 2010 году по инициативе и на средства администрации города устаревший памятник был заменен новым, выполненным по тому же проекту. Надпись на нем гласила: "Жертвам политических репрессий живым и мертвым посвящается. Здесь покоятся останки наших земляков, расстрелянных в 30-е годы ХХ-го века в г. Куйбышеве". О том, что было до того – очерк Владимира Кузменкина.

"Вот если бы раньше кто приехал, расспросил бы стариков, они много на своем веку повидали, да сейчас уж и в живых почти никого не осталось. Мы тоже кое-что знаем, а уж они-то все видели. Торопиться надо, и нас-то осталось совсем мало...".

(И. К., пенсионер)

18 марта Куйбышеве состоится открытие памятного знака. Он будет установлен на территории Старого кладбища. Пройдет несколько месяцев, и на этом самом месте будет открыт памятник жертвам сталинских репрессий. Куйбышев — это своего рода город памятник. Памятник Времени. Даже название — это память той самой эпохи, когда свято верили в скорое торжество коммунизма и расстреливали в подвалах. Это — тридцатые годы. Они оставили свой след не только на огромных просторах гигантской страны, но и в каждом маленьком городке и поселке, из которых и складывается эта страна. Тридцатые годы зачеркнули двухсотлетнюю историю Каинска (крепость Каинский форпост была основана в 1722 году). Название ее происходит вовсе не от библейского Каина, а объясняется куда более прозаично: "Каин-пасс" — так в переводе с татарского звучит словосочетание "березовые колки". Это название пришлось городку впору. Не случайно, что в памяти редких заезжих путешественников Каинск оставался тихим, светлым городком, со всех сторон окруженным красивыми березовыми рощами.

Тридцатые годы начали историю Куйбышева. Валериан Куйбышев отбывал ссылку в Каинске в 1907-1908 годах. Куйбышев — фигура в истории страны Советов заметная. Но я не думаю, что очень, незначительный для его богатой событиями биографии каинский эпизод – это основание для, того чтобы отобрать у города его истинное имя. Сомневаюсь, что сам В. В. Куйбышев одобрил бы такой шаг. Сегодня имя Куйбышева увековечено на географической карте страны не одним десятком наименований.

Итак, город потерял свое имя, но у него очень интересная и богатая событиями история. Молчаливые свидетели тому — памятники, установленные в городе. Многие куйбышевцы не вернулись с войны, каждый год горожане отмечают День Победы у Вечного огня, недавно открыт новый памятник землякам, погибшим в Великой Отечественной войне. Не обошла куйбышевцев и кровавая полоса колчаковщины. Свидетельство тому — монументы вдоль Сибирского тракта, где по обочинам дороги были расстреляны сотни людей. Совсем недавно установлен памятный знак у деревни Помельцево на месте захоронения жертв колчаковщины.

И вот — новый памятник. Он не мог появиться раньше, но он и не мог не появиться в этом городе. Прошло пять лет с апреля 1985-го, и люди вспомнили... Год назад встал вопрос о сооружении памятника жертвам сталинских репрессий. Была создана специальная комиссия, которая провела несколько заседаний. Идет сбор материалов, среди местных, архитекторов и скульпторов проводится конкурс на лучший проект монумента. Комиссия выберет лучший вариант, пока же на территории Старого кладбища будет заложен памятный знак — каменный монолит. Эта часть Старого кладбища со временем станет единым мемориальным комплексом. С мест захоронения репрессированных будет символически перенесен прах к подножию монумента. По всей видимости, никаких раскопок производиться не будет.

Во-первых, просто некому этим заниматься, а, во-вторых, существует опасность вызвать эпидемию. Планируется в местах захоронений установить мемориальные плиты. Проблем много и здесь, на сооружение комплекса нужно более 20000 рублей. Для Куйбышева это сумма немалая, поэтому, если кто-то мог бы, оказать посильную помощь, его усилия не оказались бы напрасными.

У тех, кто бывал в городе, может возникнуть вопрос - почему именно на Старое кладбище пал выбор комиссии. Ведь это кладбище пребывает сейчас в полузаброшенном состоянии: трудно вспомнить, когда его последний раз благоустраивали. Почему же именно здесь?

"Этот случай произошел где-то в 30-х годах, как-то я с мужем шла по валу старого теперь кладбища. Вдруг мы увидели наспех засыпанный свежей землей ров. В одном месте была видна человеческая рука, в другом — нога, рядом валялась кепка. Прошлой ночью здесь расстреливали людей. На улице Пугачева жила семья Дмитриевых. Так вот, главу семьи и какого-то татарина расстреляли. Один их тех, что конвоировал этих несчастных, рассказал, что они сильно кричали, умоляли сохранить жизнь. Но им заткнули рты кляпом и расстреляли" ... (А. Е.)

Сейчас стало ясно, что на территории кладбища производились расстрелы, поэтому именно здесь будет сооружен монумент. Но это не единственное страшное место в городе. Комиссия выявила несколько таких мест, и каждое имеет свою трагическую историю.

Тогда все выглядело просто, даже буднично. "Я родился и вырос в небольшом городке Барабинске Новосибирской области. В середине 30-х годов наша железнодорожная начальная школа, где я учился, стояла на бойком месте. Мимо школьных окон постоянно проходили самые разные процессии: демонстрации, гулянья проводы усопших. Но чаще всего мы, школьники, видели большие партии конвоируемых заключенных. Их вели открыто, под дулами винтовок, с собаками – овчарками. Арестованные были в основном крестьяне, это легко распознавалось по одежде: домотканые сермяжки, подпоясанные самодельными кушаками, на ногах лапти. Куда они тогда направлялись? — мы толком и не знали. Я увидел это только через 12 лет...". (Хомич Г. Т., г. Ленинград).

Мы, еще вернемся к тому, что станет известно через 12 лет. А пока — кругом идет стройка, появляются новые предприятия, открываются кружки, жизнь бурлит, и самыми жадными для впечатлений оказываются детские души.

"До сих пор детские воспоминания тревожат мне душу. Там, где сейчас находится завод АЗЧ, раньше был длинный кирпичный ремонтный цех тракторов – РТМ. И был там еще клуб. Однажды все это огородили забором с колючей проволокой и по углам поставили вышки с часовыми. Людей, забирали днем на работе, а ночью прямо с квартир. Каинск замер в черной тревоге. Люди боялись выходить на улицу, каждый думал — не я ли следующий. А забирали очень хороших людей — из вашего двора — Тенигина, Бролицкого, дядю Германа с водочного завода, сапожника, он все время нам, ребятишкам, леденцы дарил... Всех уводили на территорию РТМ. А днем их семьи и ребятишки окружали ограду, и каждый выкрикивал имя своего мужа, отца. А отзываться им не разрешали — сразу стреляли. Так и держали под открытым небом, а потом они исчезали. Семьи успокаивали тем, что разберутся и выпустят. Но люди говорили, что которых грузили в товарные вагоны и увозили, а которых, подержав некоторое время, ночью, пока город спит, уводили на Савкину гриву и там стреляли...". (Ю. Ракитина, пенсионерка).

Лицо города сегодня — это, конечно же, Барабинская ГРЭС, одна из крупнейших в 50-е годы ТЭЦ, и химический завод. ТЭЦ стала по сути символом города, и ее очертания можно увидеть в гербе города Куйбышева. В конце сороковых Куйбышев был тихим городком, где каменными были только старинные купеческие дома в центре. Строительство тепловой электростанции, а затем и завода перевернуло жизнь города.

Сейчас трудно представить, что на месте соцгорода были землянки, а там, где дымит Барабинская ГРЭС, зеленели березовые рощи, перемежавшиеся болотами.

Именно здесь, за городом, и начали рыть котлован для новой стройки. В переплетении имен и дат, которое последует далее, возможны ошибки, неточности: кого-то подводит память, кто-то рассказал со слов людей. Не думаю, чтобы эти огрехи были столь существенными, но буду рад, если кто-либо из читателей откликнется на эту статью и сможет поправить меня или рассказать нечто новое.

Итак...

"В 1947 году Савкину гриву облюбовали под строительство Барабинской ГРЭС. И первыми на стройку приехали из Москвы рабочие ОCMII-108, в числе которых был и мой муж. Техники в послевоенное время почти никакой не было. Копали вручную. Мой муж работал землекопом. Стали копать и подумали — уж не кладбище ли какое было? Снимали верхний слой — вроде ничего, а потом — сплошные кости, даже ужас берет. От их огромного количества становилось просто страшно". (Ю. Ракитина, пенсионер).

Я все-таки думаю, первые страшные находки обнаружились в 1949 году.

— Летом этого года, — вспоминает Михаил Васильевич Осияненко, — строили открытый лоток на слив воды. Метрах в 350 от шлюза работал на экскаваторе мой друг. Как-то он зачерпнул ковшом и выворотил трупы. Работу сразу же бросили. Там, где вскрыли захоронение, увидели, что трупы были зарыты очень неглубоко - сантиметров на 60 — 80. Наверное, они сначала были едва присыпаны землей. Сбежался народ посмотреть. Остались только кости, но все скелеты были покрыты одеждой: пальто, зипуны старинного покроя, некоторые были в кожанках. Стоило дотронуться до одежды, и она обращалась в труху. Были здесь и женщины. Позвонили начальнику, дальше — в горком партии. Канал стали рыть немного дальше, а эти трупы вывезли куда-то в район пионерских лагерей.

Нам уже встречалось имя Г. Т. Хомича, ныне жителя Ленинграда. В 1950 году Западно - Сибирскую железную дорогу переводили на электровозную тягу. Нужно было построить гидроузел, для этого выбрали место на окраине Каинска. На стройку часто отправляли на субботники комсомольцев, среди них был и Г. Хомич:

"Когда экскаваторы вскрыли первые пласты земли для котлована под фундамент, мы увидели страшную картину — огромные штабеля трупов... многие трупы еще не успели разложиться, потому что почва была песчаной... Характерно, что у каждого трупа на черепе была аккуратная дырка либо в затылочной, либо в височной части, нашлись тогда "энтузиасты" -- в поисках пули раскололи с десяток черепов, однако так их и не нашли. Возможно, несчастных добивали каким-то варварским оружием типа отбойного молотка…"

Вспоминает Владимир Евгеньевич Дешков: "Летом я отдыхал в пионерлагере. Рядом шло строительство. Иногда во время "тихого часа" мы, ребятишки, убегали посмотреть на диковинную для нас технику — экскаваторы, бульдозеры. Попадало за это нам от воспитателей. Однажды следили мы за работой экскаватора, и вдруг ковш зачерпнул вместе землей и глиной груду костей. Оказывается, здесь было место массового захоронения. Было очень много костей, но меня почему-то поразил лежащий среди них черный сапог. Прошло много лет, и я вспомнил обо всем этом, когда узнал о Куропатах и прочитал о том же резиновом сапоге... Так стало ясно, что в районе БГРЭС и химзавода проводились массовые расстрелы людей. Сейчас на их костях стоят многие здания в этом районе. Не так давно при строительных работах в одном из цехов завода нашли новое место захоронения".

Почему именно здесь сделаны эти страшные открытия? Старожилы рассказывают, что раньше на этом месте были березовые леса, а среди них — огромная поляна, которая и стала последним приютом для многих. Не забывайте, что находки были сделаны в конце 40-х и начале 50-х. Это сейчас мы говорим о Колпашевском яре как символе моральной низости, бесчеловечности. Тогда же это были кости "врагов народа", поэтому они были собраны на самосвал и вывезены за город, где по некоторым свидетельствам, были сожжены. Для любопытных существовали иные версии — "это были жертвы колчаковского террора", либо в ход пускалась легенда о "знаменитом бандите" Савке, который лютовал в этих краях, правда, четко придерживаясь классовых ориентиров (убивал только богатых).

Нет, это не было ни то, ни другое.

Вспоминает Г. С. Куликовский: "В 1953 году я работал землекопом, после экскаваторов мы вручную подчищали траншеи. Однажды ковш вместе с землей вывернул человеческие трупы. Все замерли от ужаса. Останки частично сохранились. По одежде было возможно определить, что среди расстрелянных было немало крестьян — многие из погибших была одеты в зипуны, рядом валялись "истлевающие сидоры". Немного в стороне был захоронен мужчина огромного роста, одетый в кожаную тужурку. Были среди казненных и женщины. Определили это по длинным волосам и калошам. На обуви — я четко это помню — стояла дата выпуска — 1937 год".

Нашлись люди, которые за банку денатурата баграми и крючьями покидали останки в самосвалы и куда-то увезли. Есть свидетели и этих событий.

Я рассказал о двух самых крупных захоронениях, но останки были обнаружены и в других местах. О Старом кладбище мы уже упоминали. В районе озера Кайлы недалеко от древнего еврейского кладбища, обнаружено еще одно захоронение. Пожалуй, это единственное место, которого пока не коснулась застройка. До 2000 года она здесь не предусматривается генеральным планом развития города, но что будет дальше, — об этом нужно думать уже сейчас.

Еще одно место, где были обнаружены останки, вызвало в свое время множество толков. Дело в том, что в 1975 году для горотдела милиции строилось новое здание. Во время строительных работ был обнаружен неизвестный ранее подвал, в котором нашли останки погибших. Существует версия, что это был не подвал, а часть длинного подземного хода, в котором производились расстрелы. Сложность проблемы состоит в том, что в городе в свое время были похоронены и расстрелянные колчаковцами, и жертвы эпидемии брюшного тифа.

Так, одно из захоронений было обнаружено в районе поселка "Энергетик" при строительстве жилого дома. Кто был захоронен там, сейчас ответить очень сложно, хотя, по свидетельству очевидца, останки сохранили особенности человеческого тела, но, когда ковш экскаватора начал свою работу, людям предстало ужасное зрелище, — на солнце тела превратились в скользкую смрадную массу. В этом захоронении трупы лежали штабелями по 10 — 15, один на другом. После обнаружения мест массовых захоронений жертв сталинского террора вопросов стало еще больше. Сколько же людей нашли свой последний приют в безымянных могилах вокруг Куйбышева? Кто они были? Откуда? Каинская тюрьма была построена еще до революции. По некоторым оценкам, в 30-е годы через тюрьму прошли многие тысячи людей со всей Барабы, из Кулунды. Без документов разобраться в этом практически невозможно.

Есть еще один вопрос - кто был непосредственным исполнителем приказов, кто приводил "приговоры" в исполнение в этом тихом городке?

В Куйбышеве от пожилых людей я не один раз слышал фамилию Труш. Савелий Яковлевич Труш. "Он потом говорил, что писал на бумагах букву "Р" - мол, это он писал, что разобраться дескать, надо, а то, что потом понимали, как "расстрелять" — так это он уже ни при чем. А он здесь все дела воротил, страшный был человек". ( Куликовский Г. С.).

"Жаль, что никто при жизни не спросил у товарища Труша, так как он был главным, руководил арестами и расстрелами. А он так со спокойной совестью и жил все годы среди нас, даже во время войны, наводя страх на жителей". (Ракитина Ю.).

"Все старожилы о Труше говорили, что он был зверь зверем. Сильный, жестокий был человек — такой «старой закалки". (Осияненко М. В.).

Так говорят старожилы. А вот что считает председатель общества ветеранов товарищ Басалаев: "Труш был честнейший, преданный коммунист. Напраслину на него возводят, он тут совсем ни при чем. Просто был честный и прямой человек". Что тут сказать? Нужны документы, свидетельства. Не знаю, но вот — эпизод, который произошел в селе Осиново, где под руководством главного механика OCMП-108 тов. Труша строилась хлебосушилка. Сельчане встретили, его вопросом: "Мало ты жизней загубил, кровавый пес? Как тебя еще земля носит?" (Свидетельствует И. Кузменкин, пенсионер).

Много еще неясного, в принципе отсутствуют какие-либо документальные свидетельства, есть только показания очевидцев, причем многие из третьих рук. О допуске в соответствующие архивы даже по нынешним временам думать, увы, не приходится. Комиссия может сделать только то, что в ее силах, это много, но это не все. Идет работа по сооружению мемориального комплекса — пока на стадии проектирования, будет благоустроено само Старое кладбище. В этих акциях активно участвует местная газета "Трудовая жизнь", которая незамедлительно публикует все новые данные.

Большую работу по сбору информации проводит молодой и энергичный директор местного краеведческого музея Н. И. Подобаев и общественный корреспондент газеты М. Ф. Махнев, сам прошедший через ад колымских лагерей. Из 250 маслянинцев с Колымы он вернулся один. Сейчас Михаилу Федоровичу — семьдесят четыре, но он еще бодр и активно помогает в этих поисках. Более того, Михаил Федорович много пишет:

-- Я писал правду для себя, никогда не считая себя литераторам. Через многое прошел на колымских золотых приисках — работал забойщиком, бурильщиком, плотником. Стал писать для себя обо всем, что видел. Нужно, чтобы об этом знали все, правда — самый лучший и роман, и повесть.

Я прочитал рассказы Михаила Федоровича. Думаю, что его воспоминания и дневник, который писался все эти годы, представляют несомненный интерес для читателя, знакомого и с Шаламовым, и с Жигулиным, и с Солженицыным.

Итак, памятник будет построен, память увековечена в граните. Верю, что эту благородную идею не постигнет участь другого подобного проекта: рядом со "старым" красивым зданием Барабинского вокзала много лет простоял памятный знак, надпись на котором сообщала, что на этом самом месте будет воздвигнут памятник воинам-землякам, не вернувшимся домой с войны. Сейчас там нет ничего…

Памятник будет построен, но кто позаботится о нашей исторической памяти — кто, кроме нас самих? Города и села области имеют древнюю, и славную историю, но я, честно говоря, даже и припомню, чтобы ей серьезно заинтересовалась академическая наука. Небольшие города, не говоря уже о селах и деревнях, предоставлены в этом отношении сами себе. Что сможешь сделать — то и хорошо, потому что помощи пока ждать от кого. Одним краеведам и энтузиастам с проблемами не справиться. Очевидно, пришло время задуматься. Может быть, стоит принять долгосрочную программу изучения истории Новосибирской области, сохранения исторического облика ее городов и сел.

И это будет самый лучший памятник.

Array
(
)

Оставить комментарий