Цитата дня
«Когда других арестуем? Сразу нельзя, постепенно, по три-четыре человека в год. Я согласен: сразу — это коллапс будет в управлении».

Лидер партии ЛДПР Владимир ЖИРИНОВСКИЙ об арестах заподозренных в коррупции губернаторов

Либеральные мемы Великой Степи: философ Дмитрий Винник о "либерастах" и "либероидах"

25 августа 2015

Сейчас слово "либерал" в массовом сознании в России - чуть ли не ругательство. Однако, как это часто бывает с любым навешенным ярлыком, в своей основе это явление - вещь, во-первых, строго определенная и не терпящая домыслов, а во-вторых, куда более сложная и комплексная, нежели то определение, которым оперируют СМИ и "диванные эксперты" социальных сетей. Доктор философских наук, сотрудник Института философии СО РАН Дмитрий Винник специально для Atas.info рассуждает о понимании либерализма в России и вообще.

На мой взгляд, в основе либерализма лежат две замечательных мысли. Можно долго и занудно рассуждать об истории либерализма, об идеях Томаса Гоббса, Джона Локка, французских либертарианцах, английских экономистах и т.п. Мой взгляд состоит в том, что идея либерализма  - это идея той самой "мягкой силы", о которой в последнее время модно говорить. Либеральные политические режимы делают ставку не на запретительное регулирование и не на директивное управление, а на создание некоторой политической, общественной и экономической периферии в виде свободных заинтересованных лиц и регулятивных институтов, постоянно калибрующих отношения друг с другом. В этом смысле либерализм - это развитие идеи "разделяй и властвуй", только возведенная в некую рафинированную степень с минимизацией прямого насилия. 

Кроме того, либерализм основывается на некотором осмыслении сути социального устройства, которое стало очевидным для широких просвещенных элит относительно недавно по историческим меркам. В основе этого осмысления лежит понимание, что общество является настолько сложной системой, что совершить эффективное управляющее воздействие в его отношении крайне сложно, — непременно будет противодействие и неожиданные, даже немыслимые следствия. 

По этой причине не следует делать резких управляющих телодвижений, а полагаться на процессы самоорганизации общества.

Важно иметь в виду, что самоорганизация тем более эффективна с точки зрения избегания социального зла в виде злоупотреблений, чем более сложно устроено общество. Об этом в наиболее упрощенном виде нам говорит теория систем. Чем больше у корыстных субъектов лиц, интересы которых не совпадают с их интересами, тем проще найти союзников против усиления их влияния. Это, судя по всему, понимали и идеологи либерализма в прошлом. Поэтому общество следует усложнять с помощью конструирования множества формальных институтов, усиления бюрократии и т.п. Если посмотреть внимательно в прошлое, обнаружится, что эти идеи либерализма вовсе не являются собственностью европейской цивилизации.

Подобные взгляды можно найти в Древнем Китае. Например, Лао-Цзы характеризует лучшего правителя как того, правление которого не замечают. Идея мягкой силы содержится в трактате Сунь-Цзы "Искусство войны": "Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости". В этом смысле, захват Крыма был осуществлен совершенно либеральными методами. 

Стоить напомнить очевидную вещь, что доктрина либерализма вовсе не исключает применения военной силы.

Известно, что либерализм это, в целом, про свободу. Однако, в последние годы страшно популярны оскорбительные мемы: "либерасты" и "либероиды". Почти вышло из оборота замечательное словечко "демшиза". Часто их также называют "национал-предателями" и "пятой колонной". Впрочем, они крайне необдуманно порой сами себя так иронично называют. Необдуманно, потому что сарказм в протоколе не читается. Нельзя сказать, что эти мемы совсем не отражают реальности. Либерализм в России страшно идеологизирован. Многие люди, именующие себя либералами, крайне нетерпимы к чужим точкам зрения, оценкам истории и действительности, нетерпимы к чужим ценностям, эстетическим вкусам и даже укладу жизни. 

Для них характерен моральный экстремизм. Они страдают комплексом национальной исключительности, вывернутым наизнанку: Россия самое скверное место на земле, наше общество почти неизлечимо больно, наша история — история рабства и унижения человеческого достоинства.  Поскольку наше государство столь скверное, его силу можно и необходимо ограничить, тем более, что в мире существуют замечательные наднациональные гуманные институты социального регулирования. В лучшем случае, им просто наплевать на Россию, в худшем — они хотят от нее избавится в нынешнем виде. Я называю этих людей "либерал-троцкистами" по аналогии с леваками, которые готовы были пожертвовать своими родными странами ради мировой революции. 

К философской и даже политической концепции либерализма эти люди вообще не имеют никакого реального отношения. Откуда взялся этот тип людей, — тема отдельного разговора. Неплохо об этом написал философ Александр Зиновьев в своей книге "Запад. Феномен западнизма". Он ввел еще один мем, пока невостребованный — "западоиды". Вообще говоря, т.н. концепция "европейских ценностей", "европейского выбора" и западнизма, — крайне малосодержательная концепция. Это концепция блокового геополитического выбора, а не политической философии. Эти слова не имеют никакого отношения к тому, как достичь общего блага на необъятных просторах нашей Великой Степи, исконных пространствах подлинной человеческой свободы, свободы передвижения и свободы слова. Именно сюда ушел основатель либерализма мудрец Лао-Цзы провести остаток своей жизни.

           

 

Array
(
)

Оставить комментарий