Цитата дня
«Я бьюсь во все двери, но знаю ответ. Он простой: «Денег нет, но вы держитесь»

Художественный руководитель Новосибирского городского драмтеатра Сергей Афанасьев

Маленькие тайны Большого театра Сибири

Дмитрий Шелехов, 27 декабря 2019
НОВАТ - Новосибирский Государственный Академический Театр Оперы и Балета, - театр, с которым жители Новосибирска связывают немало городских тайн и легенд. Да что там: театр сам давно стал легендой. Но сегодня речь не о таинственных театральных подземельях, «бункере Сталина», мифическом подземном озере и других небылицах. И даже не о сеансах загадочного Вольфа Мессинга, который, еще до официального открытия театра, проводил на его сцене свои знаменитые сеансы и, как утверждает молва, в 1943 году именно с этой сцены предсказавший точную дату окончания страшной войны…

Театр – это всегда таинство. Зрители видят лишь малую часть: они приходят, чтобы увидеть главное «блюдо театральной кухни» - спектакль. Придя на спектакль, мы сопереживаем и аплодируем артистам в ослепительных костюмах, творящих магическое действо среди роскошных декораций на освещенной софитами сцене. Но спектакль – это итог многомесячной работы огромного количества людей, которая скрыта от глаз зрителей. Театр — сложнейший организм, большая творческая лаборатория, где нет мелочей, где трудятся люди самых разных профессий, без которых подготовка спектакля и само театральное представление просто невозможны.

«ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С ВЕШАЛКИ»

Знатоки и историки театра до сего дня спорят: говорил ли на самом деле Константин Сергеевич Станиславский эту фразу. Бесспорно, что первые, кто встречает зрителей — именно гардеробщики театра. Это они задают тон и настроение зрителям, идущим на спектакль.



Ирина Владимировна Ефанова работает в театре третий сезон. Работу свою считает не сложной, но подчеркивает, что она требует энергии и особенно – внимания.

- Мы встречаем наших зрителей улыбкой, теплым приветствием, чтобы им было приятно. Да и публика наша, это, в абсолютном большинстве, доброжелательные, позитивно настроенные люди – ведь они пришли в театр, на праздник. Если видим, что человек немного расстроен или растерян, стараемся сразу передать его в руки капельдинеров – они помогут побыстрее освоиться и сориентироваться в огромных незнакомых помещениях театра.



Ирина Владимировна делится маленьким секретом: оказывается, у гардеробщиков тоже есть «своя» публика…

- Есть постоянные зрители, которые пользуются услугами строго определенных гардеробщиков. У меня тоже есть такие постоянные зрители. Это очень приятно: встречаемся как добрые знакомые, всегда перекинемся парой фраз, обменяемся любезностями, пожелаем друг-другу хорошего настроения. Мы ведь должны поддерживать атмосферу театра.

Уже короткий разговор с Ириной Владимировной убеждает в том, что работники гардероба не только нужны, но важны. Они преданы театру, его горячие поклонники и… чуть-чуть психологи.
Даже удивительно, что вешалки и профессия гардеробщика появились в театре только в конце XIX века. До того времени зрители просто не раздевались.

В фойе театра зрителей встречают служители в элегантной и строгой униформе. Это капельдинеры.



У каждого капельдинера – свой пост и своя зона ответственности. За полтора часа до начала спектакля и за полчаса до того, как в театре появляются первые зрители, все они на своих местах. Наивно думать, что обязанность капельдинера – только предложить программки спектакля. О нюансах этой профессии рассказала Кристина Калинина. Она работает капельдинером уже третий сезон. Кристина – студентка вокального факультета консерватории (она ученица Ольги Валерьевны Егудиной) и будущая оперная певица.



Считает, что работа капельдинером - это прекрасная возможность глубже приобщиться к искусству, следить за театральными новостями и быть в курсе всех тенденций – репертуар театра это позволяет в полной мере. Кристина рассказала, что самый оживленный и напряженный – первый час работы, до третьего звонка. Затем работа продолжается в зале: следить за порядком, помочь, если кто-то не может быстро найти свое место. Кристина раскрыла еще один нюанс профессии: капельдинер, как профессионал, не просто знает, какой спектакль идет, о чем он и какова его продолжительность…

- Все мы знаем содержание спектакля, повороты сюжета и тому подобное. Наша работа не только встретить зрителя улыбкой, помочь ему ориентироваться в помещениях театра, или быстро отыскать свое место в зрительном зале. Мы стараемся доносить нашим зрителям информацию о спектакле, истории создания, авторах, сюжете. Часто ли задают подобные вопросы? К нашему удовольствию, такое происходит на каждом спектакле. Кто-то забыл дома очки, не может сам прочесть либретто, кто-то интересуется там или иным сюжетным поворотом. Бывает, что даже спрашивают об истории восстания Спартака, - улыбается Кристина. – Мне нравится, я счастлива работать с людьми, стараюсь не только помочь, но и заинтересовать спектаклем. И очень приятно, когда зрители обращаются с вопросами. Я и мои коллеги знаем весь репертуар НОВАТа, содержание всех спектаклей и всегда готовы ответить на вопросы наших зрителей. Есть ли в репертуаре спектакли, которым отдаю личное предпочтение? Я счастлива, что в репертуаре театра есть «Травиата» и «Бал-маскарад». Конечно, мне, как будущей оперной певице, хотелось бы больше оперных постановок. Но балет я тоже люблю всем сердцем.

Словом, если вы не поняли, в чем Альберт обманул Жизель и почему действие второго акта великого балета Адольфа-Шарля Адана происходит на сельском кладбище, - обратитесь к капельдинеру. Вы получите исчерпывающие пояснения и комментарии.

ОГРАНЩИКИ ТЕАТРАЛЬНЫХ ТАЛАНТОВ

Вряд ли кто будет спорить, что самым интригующим блюдом театральной кухни, украшением репертуара, является премьера. И коллектив театра, и зритель получают от премьеры новый чувственный и интеллектуальный опыт, пищу для размышлений и сопереживания, свежие идеи и новый взгляд.

Итак, спектакль выбран, артисты приступают к репетициям...
Балетмейстер-постановщик придумывает рисунок балетного спектакля: образы персонажей, их движения, пластику, взаимодействия и перемещения артистов на сцене, выразительность и оригинальность их движений. Все это артистам предстоит оттачивать и шлифовать часами репетиций. Сохранение придуманного балетмейстером рисунка, его воплощение, огранка - задача репетитора балета.

Галина Седова (впрочем, как и все остальные репетиторы балета) сама в прошлом износила не одну сотню пуантов.



Свой ранг в сложной балетной иерархии самокритично определяет как корифейка - танцевала вторые партии. Например, повелительницу виллис Мирту в «Жизели». Но были в её творческой биографии и ведущие партии. Репетитором балета работает уже десятый сезон. На работе часто проводит по 10-12 часов в день.

- В день бывает по пять репетиций. Кроме того, всегда остаюсь на спектакли и смотрю своих балерин, подмечаю: что и где нужно поправить, что было хорошо, чтобы это «хорошо» закрепить на следующих репетициях.

Трудной свою работу Галина не считает.

- Если любишь свою профессию, то трудностей нет, - говорит она. - Да и работа совсем не рутинная, она предполагает разные творческие задачи, требует разных решений. Одно дело - «собирать» кордебалет, и совсем другое - готовить партию с ведущим солистом. Нужно погружаться в артиста, его психологию, его натуру. Психологический, эмоциональный контакт обязателен - это поможет артисту лучше, органичнее и выразительнее выглядеть на сцене.

Предположение, что репетитор может испытывать соблазн готовить артиста «по своему образу и подобию», сравнивать с собой, Галина тут же опровергает:

- Нет такой самоцели. Да, если у балерины что-то не получается, я, конечно, могу показать на репетиции, как бы сделала я. Но это совсем не означает, что она будет делать так же. Самое интересное в работе как раз в том, чтобы это была именно её партия, её органика, её жесты, по-своему проживала роль. Даже если балерина возьмет мою «подсказку», она потом придет к своему прочтению, найдет своё...

Галина не считает себя педагогом строгим или придирчивым.

- Я справедливая, плечо и опора для своих девушек. Не подруга, а коллега. И каждая репетиция - это диалог, совместный поиск истины. Если нужно надавить - я надавлю. Если вижу, что нужна поддержка - поддержу, похвалю. Особенно, если у балерины виден отличный потенциал, но она не совсем уверена в себе - сомнениям на балетной сцене не место, - заключает Галина.

Известно ли вам, сколько лет самой юной артистке НОВАТа? В операх «Бал-маскарад», «Князь Игорь», «Богема» и других, не говоря уже о детских спектаклях, включая бесспорного новогоднего короля - балет «Щелкунчик», звучат голоса детского хора театра. Детский хор - полноправный участник почти десятка спектаклей в репертуаре НОВАТа, кроме того, коллектив готовит уже третий сольный концерт.

Организатор, руководитель, а одновременно - мама и няня коллектива, в котором три десятка юных артистов от 8 до 18 лет, хормейстер детского хора Маргарита Мезенцева.



Работает с хором уже шестой сезон и считает свою работу абсолютным счастьем.

- Я всегда хотела работать с детским хором и огромное счастье, что в моей жизни все так сложилось: я работаю с детским коллективом, получаю удовольствие от того, что имею возможность давать им знания и любовь, да еще и могу сама выступать на сцене...

Большая профессиональная сцена предъявляет к работе детского хора, её качеству, взрослые требования. Пик нагрузки - новогодние праздники, когда на сцене театра едва ли не ежедневно идет «Щелкунчик». В сезон репетиции реже, но не менее двух в неделю. Подготовка хора к спектаклю состоит их нескольких этапов.
Изначальная задача хормейстера - качественно выучить со своим коллективом вокальную партию, которая будет исполняться в спектакле. Когда партия готова, назначается репетиция на сцене, с оркестром. В ходе это репетиции дирижер ставит перед хором свои задачи. Хормейстер обсуждает с дирижером все музыкальные детали: темпы, штрихи, нюансы. Все детали оттачиваются на репетициях в классе, затем вновь оркестровая репетиция... Так до тех пор, пока вокальная партия хора не будет отшлифована.
Маргарита Мезенцева рассказывает, что коллектив хора очень дружный, сплоченный.

- Дети не могут просто взять и правильно спеть «на технике». Вокальная техника должна обязательно накладываться на положительные эмоции. Без этой эмоциональной составляющей, без любви к детям, ничего не получится. В основе моих отношений с ними - строгость и пряник. Кнута в наших отношениях нет, - делится секретами профессии Маргарита.

ЗОЛОТЫЕ РУКИ

Театральное закулисье не удивит вас роскошными и торжественными интерьерами. Здесь нет атмосферы праздника, но зато в этих лабиринтах вы ощутите совершенно особую, неповторимую магию таинства «театральной кухни». Это ощущение гарантировано, когда попадаешь в помещения бутафорского участка театра.



Работа над спектаклем на бутафорском участке начинается с задач, которые ставит художник-сценограф. Сценография - это всё то, что окружает актеров на сцене и во что облачены сами актеры: декорации, мебель, оружие, костюмы, маски, украшения, предметы быта, посуда и даже... еда. Все это, с учетом атмосферы любой эпохи и любого места, способны отделать и, при необходимости, изготовить бутафоры.

Главный на бутафорском участке НОВАТа - Тимур Гуляев.



В 1996 году попал в театр на практику (по образованию он театральный художник), а через год пришел сюда на постоянную работу.

- С художником мы обговариваем работу, которую предстоит выполнить: реквизит, элементы декораций, костюмов, которые требуют бутафорской работы, всевозможные пряжки, украшения, оружие... Затем получаем эскизы, обсуждаем и подбираем технологию изготовления, материалы, которые будем использовать, после чего начинаем работу.

Художник-бутафор должен знать, уметь обрабатывать, использовать и комбинировать между собой просто невероятное количество материалов: разные виды пластиков и силиконов, металл и дерево, пенопласт и папье-маше, глину и композитные материалы.
В каком-то смысле все художники бутафоры - самоучки. Этой профессии не обучают ни в одном учебном заведении. В идеале, как считает Тимур Гуляев, бутафор должен иметь художественное образование и умелые руки.

- Нужно не просто уметь работать руками с разными материалами, но и с разными инструментами, на различных станках: от резца и чекана до фрезерного станка и бормашины. Кроме того, мы часто сами придумываем и изготавливаем инструменты и приспособления под ту или иную задачу, - замечает Тимур.

Действительно: в мастерской есть токарный, фрезерный, сверлильный, ленточно-шлифовальный и другие станки. С любым из них «на ты» обращаются Анастасия и Дарья.



Две подруги работают бутафорами уже несколько лет. Познакомились они, когда вместе работали в.. банке. Такой вот поворот в карьере. И не думайте, что эти девушки способны только работать с куклами! Две из трех великолепных шпаг к спектаклю «Кот в сапогах» сделали именно они.

  И поиска, и сложностей в работе художников-бутафоров хватает. Художник-сценограф далеко не всегда учитывает особенности того или иного материала, то, как воплотить его рисунки в предметы.

- В некоторых случаях поначалу вообще непонятно, как исполнить замысел художника - делится Тимур Гуляев. - Устраиваем «мозговой штурм», экспериментируем, придумываем и разрабатываем свою, авторскую технологию. Чем сложнее задача, тем интереснее работать. Реквизит к каждому спектаклю абсолютно разный, задачи всегда разные, требующие разных решений, общее у которых только одно - они нестандартные, требуют импровизации. Наше производство всегда штучное. Экстремальных ситуаций тоже хватает. Пока спектакль в репертуаре театра, наша задача еще и следить за состоянием реквизита, при необходимости - реставрировать декорации, костюмы. За полчаса до спектакля может понадобиться ремонтировать брошь или пряжку костюма, реставрировать орнамент на декорации, или режиссер решит, что на подоконнике должны стоять не два, а четыре цветочных горшка. Мы должны реагировать мгновенно и обязательно успеть...

К слову, Тимур Гуляев уже выступил и в роли художника-сценографа. Сценографию детской оперы «Красная шапочка» он придумывал не только опираясь на свой талант художника, но и учитывая знания технологии и материалов.




Около часа до начала вечернего спектакля. На сцене за кулисами артисты балета заканчивают последние приготовления и совсем скоро снимут неизменные во время разогрева толстовки, кофты и гетры. Меж тем, в костюмерной уже всё готово. Костюмер солистов балета Людмила Александровна Шабанова и её коллеги по цеху задолго до спектакля и во время него всегда на посту.



Ведь по ходу спектакля может возникнуть ситуация, требующая вмешательства и участия костюмера: вдруг оторвется украшающий костюм цветочек или камушек – нужно срочно поправить, ведь балерина, а тем более солистка балета, должна выглядеть безупречно.

- Мы – хранители театральных костюмов. Я отвечаю за все костюмы солистов балета, их вид, готовность к спектаклю. Вместе с пошивочным цехом мы работаем с костюмом с его «рождения» - с того момента, когда идут примерки. После того, как костюм сшит, подгоняем его по фигуре солистов. А окончательная подгонка – уже после генеральной репетиции. Порядок и уход за ними – работа трудоемкая и очень кропотливая – рассказывает Людмила Александровна. – Большинство костюмов изготовлено вручную. Чтобы сохранить его в надлежащем виде, нужно понимать ткань, четко знать, какая ткань какой чистке подлежит, какие средства можно использовать в уходе, а какие – категорически нельзя.

В хранении театральных костюмов тоже свои секреты и правила. Например, балетные пачки хранятся только разложенными в горизонтальном положении. Ведь она посаженная на кольца, которые и держат ее горизонтально. А юбки-шопенки, как называют трехслойную объемную юбку до щиколотки, пошитую из невесомой, почти воздушной ткани, отчего балерина кажется нам совершенно невесомой, висят в костюмерной исключительно подвешенными за бретельки…

Полным ходом идет и работа в гримерной. Мария Гайченко работает в театре уже 16 лет.



Именно под её умелой рукой появляются образы артистов, задуманные режиссером и художником спектакля. Работа требует и навыков, парикмахера, и умения художника, и вкуса.

- Решения по образу приходят в результате совместной работы с режиссером и художником спектакля. Рисуем, творим и на бумаге, и на лице – улыбается Мария. – Собственных идей предлагать не приходится, по той простой причине, что что наши художники и сами отлично знают своё дело, способны точно и тонко почувствовать и увидеть образ, попасть в него. Могу только что-то посоветовать по каким-то нюансам цветовых решений, потому что в нашем деле свои особенности накладывают такие детали, как структура лица, с которым работаешь, материалы, которые используешь. Рисовать на бумаге и сделать грим – очень разные вещи.

Особенно интересна работа по полному превращению, кардинальной смене внешности артиста. И чем сложнее работа, тем она интереснее. Внедряешься в спектакль, берешь эскизы домой, думаешь, ищешь.
В числе самых сложных, трудоемких и интересных для её профессии образов Мария называет злого волшебника Ротбарта из «Лебединого озера» в постановке Михаила Мессерера. Очень трудоемкая работа, когда на сцене НОВАТа балет «Пер Гюнт». А работа гримера на всех спектаклях продолжается то тех пор, пока артисты не выйдут на поклон, потому что в каждой паузе нужно что-то подправить.



 Всякий раз, когда торжественно распахнется занавес, вас увлечет музыка, затянет действо, вспоминайте, что театр – это не только магия происходящего на сцене. Знайте, что за театральными кулисами тоже есть свои «намоленные» места, свои профи и звезды своего дела...


Фото автора
Array
(
)

Оставить комментарий