Цитата дня
«Я — лидер движения. Мою кандидатуру выдвинули все организации».

73-летний лидер КПРФ Геннадий Зюганов о своем очередном участии в выборах президента России

"Мухаббат": рассказ Виталия Сероклинова

16 октября 2015

Под окном быстро-быстро рассказывает что-то кому-то далёкому дворник-таджик. Иногда он делает паузы, но собеседника не слышно — наверное, это телефон. Таджик торопится — тариф недёшев, но фразы всё равно получаются красивые и певучие, будто это иврит.

Из всего разговора понятны всего несколько слов. Чаще всего упоминается "мухаббат" — любовь. Когда он это говорит, то сразу замолкает и жадно слушает собеседника, то ли причмокивая, то ли целуя трубку телефона.

Ещё мне понятны фразы про деньги и что-то из русского, что дворник лучше всего запомнил, но выговаривает с сильным акцентом. Несколько раз он, явно жалуясь и кого-то повторяя, говорит:

— Чурка... чурка... — начиная плакать, но быстро спохватывается и оправдывается, что всё хорошо, всё хорошо: — Токкат… токкатам, — он потерпит — это понятно на любом языке.

О деньгах он говорит на русском: "восемнасать тысяс… пятнасать тысяс… дудидам… дуздидам… пять тысяс!" — последнее он почти выкрикивает. Кажется, это что-то про кражу — то ли обещанных денег, то ли будущей невесты. Потом он снова спохватывается и говорит про всё тот же "токкат", упрашивающе и нежно: наверное, просит потерпеть, потерпеть ещё немножко, ведь они с ней уже столько вытерпели…

Последнюю минуту, до того, как телефон отключается, он только тихо приговаривает:

— Доштан... мухаббат... мухаббат... токат, — не обращая внимания на грабительские тарифы.

Когда разговор окончательно прерывается, он берёт метлу, отложив телефон на камень неподалёку, и метёт жёлтые листья, напевая что-то тихонько и обращаясь при этом к давно погасшему телефону.

Но слов уже не слышно.

Array
(
)

Оставить комментарий