Цитата дня
«Когда других арестуем? Сразу нельзя, постепенно, по три-четыре человека в год. Я согласен: сразу — это коллапс будет в управлении».

Лидер партии ЛДПР Владимир ЖИРИНОВСКИЙ об арестах заподозренных в коррупции губернаторов

«Ухо Ван Гога – II»

Владимир Кузменкин, 12 декабря 2015
ТЕКСТ речи сэра Айвэна Флоу, исполняющего обязанности председателя Лондонского клуба Гениев-самоубийц, произнесенной на последнем заседании клуба.

Господа! Сегодня я имею несчастье произнести последнюю речь в истории нашего замечательного клуба -- Лондонского клуба гениев-самоубийц. К сожалению, мне пришлось нарушить традицию – чуть позже я обязательно скажу об этом – а пока прошу извинить меня за то, что, во-первых, впервые за всю историю существования клуба торжественную речь произносит не его председатель, а лишь исполняющий обязанности председателя, и, во-вторых, за то, что мое правое ухо -- это, увы, мое ухо, а не ухо великого Ван Гога.

Скажу больше: мы никогда уже не увидим ухо Ван Гога. Судьба распорядилась этой бесценной реликвией не так, как писал в своем завещании основатель нашего клуба досточтимый сэр Грегори Малофф. Первый председатель клуба самоубийц искренне верил, что правое ухо гениального художника покажет правильный путь многим людям, что оно позволит им почувствовать, что такое гений, даст им возможность увидеть наш мир глазами гения.
Так оно и было многие годы: весьма уважаемые в обществе люди удостаивались чести носить ухо Ван Гога, и оно по праву переходило от одного члена нашего клуба к другому. Сегодня эта связь оборвалась. Никто не виноват в этом -- на все божья воля! Полгода назад счастливый жребий во время нашего традиционного обеда достался сэру Николасу Морсу. Сэр Николас не был несчастным изгоем, в Лондонский клуб гениев-самоубийц он пришел человеком известным: его книги украшают лучшие библиотеки многих стран.

Когда-то мальчик-сирота был подобран монахами, воспитан ими и получил хорошее образование в колледже святого Вольдемара. Отец-настоятель разглядел в юноше изрядные способности, оставил его на кафедре теологии, и вскоре молодой ученый стал известен не только своим ревностным отношением к вере, но и серьезными богословскими трудами. Годы, проведенные в Кентском аббатстве на высших церковных должностях, обеспечивали столь доблестному мужу пост епископа в скором будущем. Но... Сорока шести лет от роду сэр Николас Морс напечатал в «Таймс» свою знаменитую статью «Я найду доказательства бытия Божьего». Автор объявил, что авторитет церкви остро нуждается в подкреплении авторитетом научным, сообщил, что этой проблеме намерен посвятить ближайшие годы, и ушел работать научным сотрудником в обсерваторию Хайрок.

За пять лет святой отец превратился в профессора физики, ученого, работами которого заинтересовался не только ученый мир, но и общественность. Талант популяризатора, присущий сэру Николасу, принес ему не только признание читателей, но и премии академий наук многих стран. В обсерватории сэр Николас узнал о «солнечном ветре», «голосе звезд» и прочих сугубо ученых материях, почему-то именуемых на поэтический манер. Они-то больше всего и заинтересовали богослова-физика.

Уход сэра Николаса из сферы научной деятельности был столь же неожиданным и внезапным, как и его исчезновение из монастыря. Однако сам он, говоря о причинах, всегда читал стихи своего любимого автора Джона Апдайка. Конечно, все мы читали прозу Апдайка, но он, оказывается, писал и хорошие стихи. Впрочем, сэр Николас всегда читал одно и то же:

Если у Бога есть голос, то это ветер...
Он озвученная смерть,
Звон сиюминутности,
Пронзительный на медных карнизах,
Он шар, скачущий по многогранной мягкости дерева,
Царапанье кремня о поверхность воды,
Пестрящей стрелами морщин
Он ищет, где можно остаться и быть.

Когда сэр Николас Морс впервые прочитал это стихотворение, он понял, к чему стремился всю свою жизнь. Он посчитал, что Господь не мог бросить нас на Земле одних, без своего завета. Однако, утверждал сэр Николас, священные книги на протяжении многих веков столько раз исправлялись людьми, что в них уже сложно услышать голос божий. Впрочем, он не терял оптимизма потому, что был уверен -- Господь оставил на Земле и свой голос. Прочитав стихотворение Апдайка, сэр Николас заключил, что голос божий -- это ветер. А значит, вся проблема состоит только в том, чтобы услышать его и понять. Николас Морс любил пошутить и не раз говорил мне, что еще в детстве ему «медведь на ухо наступил», поэтому...

Именно поэтому известный теолог и физик пришел к нам в Лондонский клуб гениев-самоубийц. Он пришел специально за правым ухом гениального Винсента Ван Гога и скрупулезно выполнил все условия, определенные когда-то основателем нашей почтенной организации. На первом же обеде, на котором сэр Николас Морс имел честь присутствовать в качестве члена клуба, жребий оказался благосклонен к нему. Сейчас я думаю, что это не было просто случайностью, это был знак! Сразу после операции сэр Николас уехал в длительное путешествие: он писал мне из сибирской тайги, из пустыни Гоби, из Антарктиды. Я уверен, что он знал, что делает и следовал строго определенному маршруту: сначала его перемещения были хаотичными, но понемногу выявился их смысл -- сэр Николас посещал священные места на разных континентах, двигаясь на юг.

Конечной точкой в его странствии стал мыс Горн. В нашем последнем телефонном разговоре сэр Николас сказал, что «царапание камня о поверхность воды» -- это, безусловно, сказано о проливе Дрейка, где встречаются воды двух океанов -- Тихого и Атлантического. В бесплодных скалах, где люди бывают так редко, он хотел услышать главное. Однажды, сэр Николас, обмолвился, что услышал уже многое, что ему ясна вся картина мироздания, но в ней не хватает всего одного штриха. Дать эту ясность могли только самые сильные ветры, которые гуляют каждую осень на мысе Горн.

В тот день ветер был очень сильным. Метеоролог, который в единственном числе представлял человечество в этом безлюдном месте, видел, как сэр Николас несколько часов взбирался на скалистый утес, нависший над свинцовыми водами. Он стоял на вершине, как будто разговаривая с кем-то, поворачивался в разные стороны, прикладывая ладонь к первому уху, оживленно жестикулировал, а потом посмотрел в небо и что-то громко крикнул.

Ветер задул еще сильнее. Когда же сэр Николас крикнул что-то еще громче, начался настоящий ураган... Скорее всего, нашего последнего председателя просто сдуло со скалы. Его нашли через три дня за несколько километров от этого места на песчаном пляже. Сэр Николас был мертв, но на лице его застыло выражение небывалого счастья, как будто он секунду назад узнал о чем-то самом главном. Наверное, он всё понял. Но мы никогда не сможем узнать, что понял в последние мгновенья своей жизни последний председатель Лондонского клуба гениев-самоубийц. Дело в том, что когда тело вытащили из воды и осмотрели его... В общем, господа, у сэра Николаса Морса не было правого уха. Уха Ван Гога.. Вот так…

Array
(
)

Оставить комментарий