Цикл рассказов новосибирского литератора Павла Цурикова
Аналитика

Цикл рассказов новосибирского литератора Павла Цурикова

17 апреля, 12:35
Публикация №3. На второй неделе самоизоляции.

Уважаемые читатели «Атас.инфо»! Сегодня мы продолжаем цикл публикаций произведений новосибирского литератора, члена союза писателей Павла Цурикова.

На второй неделе самоизоляции.

Наш мир стремительно меняется, это очевиднейший факт, не требующий никакого подтверждения. В нём очень внезапно и неожиданно может начаться всё, что угодно и сколько это будет продолжаться тоже неизвестно. И если ещё пару десятков лет назад люди писали друг другу письма, слали телеграммы и отгораживались друг от друга бумажными газетами или журналами, то в настоящем это какие-то пережитки прошлого, место которым в архивах и музеях. Мы живём в век электроники, которая с одной стороны сократила дистанцию между людьми, ускорила время и облегчила коммуникацию, но с другой она же и заменила нам общение друг с другом на зависимость от неё же самой.

В настоящем запросто можно увидеть полный троллейбус пассажиров, уставившихся в экраны телефонов и совершенно не замечающих друг друга, но некоторые из них тем временем могут переписываться с кем-то с другого края географии, не тратя на это недели ожидания.

Электронные устройства могут много чего, в том числе сообщить о том, что нужно держаться друг от друга подальше, лишний раз не дышать в общественных местах и вообще начинать затворнический образ жизни не только во избежание сурового наказания, но и для профилактики распространения неведомой до недавнего времени заразы, перед которой бессильны все, даже те, кто ещё совсем недавно собирал стадионы, втыкая в голову перья и голося бессмысленные песни под фонограмму.

Самоизоляция имеет несколько совсем не похожих друг на друга сторон. Некоторые ей рады, это что-то вроде неожиданного отпуска, во время которого можно отдохнуть, что-то переосмыслить, поменять некоторые взгляды и потом появиться уже совершенно другим человеком, другие же наоборот, боятся сойти с ума от навалившегося вдруг одиночества и встречи с самими собой, настоящими, обросшими ненужными и навязанными ценностями. И именно такие граждане перед самоизоляцией скупали спиртное, праздновали начало этих массовых мероприятий, устраивали пикники и прощались друг с другом так, как будто их надолго забрасывают в тыл к лютому врагу. И если первые дни вынужденного отпуска взаперти сопровождались переписками и перезвонами между самоизолированными, репортажами с застолий и взаимными подбадриваниями, то ближе к концу первой недели и особенно в начале второй, некоторые граждане почувствовали непреодолимое желание встретиться массово, коллективно, посмотреть друг на друга, поделиться тяготами, поговорить о надоевшей гречке, да и просто повеселиться.

Тем, кто живёт в своих домах в частном секторе в этом отношении гораздо проще, их частная жизнь скрыта заборами, жители многоэтажек же этого преимущества лишены, тусоваться в гаражах тоже не самый оптимальный вариант, поэтому самые догадливые нашли выход из создавшейся ситуации наиболее оригинально, им даже не пришлось выходить из подъездов — они начали собираться на крышах. Понятное дело, что подойдёт для этого не всякая крыша, но кого это остановит? А собраться всем вместе помогут именно электронные устройства — телефоны, планшеты, компьютеры.

Жильцы одной из пятиэтажек одного из спальных районов большого города или маленького городка, точно не установлено какого именно, да и зачем это надо, устав от самоизоляции и размышлений от собственной бессмысленности погожим весенним днём, предварительно списавшись и созвонившись поднялись на крышу родного дома, но не с пустыми руками, кто-то принёс с собой мангал, кто-то уголь, а кто-то и остальные недостающие для организации импровизированного пикника ингредиенты, не забыли и о профилактических средствах, имеется в виду не мыло, даже не жидкое мыло и не влажные салфетки с масками, наши люди под профилактическими средствами понимают кое-что другое и все прекрасно знают что именно.

В первый день народа собралось немного, человек семь-восемь, пробыли не очень долго, поговорили о том о сём, посмотрели друг на друга, сначала подняли тост за самоизоляцию, потом за самоорганизацию, потом за конституцию и так далее. Посиделки удались, слух о таком интересном явлении, как скопление жильцов одного дома на очень ограниченной площади но при этом не нарушившим большинство правил самоизоляции быстро облетел сначала микрорайон, в котором была эта пятиэтажка, потом сразу весь город и тут же разлетелась в самые разные и очень далёкие друг от друга географически места, всё это было подкреплено фото и видео съёмкой, пример оказался заразительным. Что начало происходить в этих местах, не так уж и важно, везде примерно одно и то же, а именно самоизоляция начала меняться на самоорганизацию. А на следующий день на той самой крыше, с которой всё и началось, собралось уже человек двадцать, с тремя мангалами, раскладными стульчиками, парой походных столиков, шезлонгом, пляжным зонтом, вставленным в подставку от новогодней ёлки и магнитофоном на батарейках, дождавшегося своего звёздного часа в чьей-то кладовке.

Пришёл даже гармонист Петрович, наплевавший на то, что находится в группе риска. Он вылез на загудроненную и разогретую весенним солнцем поверхность крыши под звуки растягивающихся мехов своего инструмента.

Увидев соседку из второго подъезда, он подобрал гармонь, растянул меха и тут же затянул песню собственного сочинения на знакомую всем мелодию:

— Перестаньте жрать, Лариса

Перед телевизором.

Собравшиеся на крыше тут же дружно рассмеялись, Петровичу обрадовались, поднесли стакан домашней наливки.

Конечно обрадовались все не только гармонисту и балагуру Петровичу, больше всего они радовались друг другу, были практически счастливы, что по началу охватившая всех паника уже позади, что она забылась, что все живы и здоровы. Ещё они радовались тому, что не смотря на недавнюю изоляцию друг от друга они не утратили общий язык и понимание, что эти меры только сплотили их теперь они стали уверены друг в друге ещё сильнее, чем раньше.

Кому-то позвонили с другой крыши, передали привет, сообщили, что переняли передовой опыт и что это очень весело. А затем начали махать и кричать такие же жители соседнего дома, с соседней крыши. Через час к собравшимся поднялся участковый. Все дни самоизоляции до сегодняшнего он бдительно нёс службу, иногда останавливал особо подозрительных граждан, проверял документы, выяснял маршруты и даже что-то записывал на бумажку, которую потом прятал в папку, с которой никогда не расставался.

Когда участковый увидел импровизированный пикник, на который собрались представители всех поколений и обоих полов, он очень и очень удивился, потом уже было возмутился, но Петрович затянул другую песню.

— К нам забрался участковый

Проверяет карантин

Но его мы не обидим

Много нас, а он один.

Самоорганизованные самоизолированные дружно рассмеялись и участковый вдруг оттаял, неожиданно для самого себя, повеселел, разулыбался. Его пригласили к столу, посадили на раскладной стульчик. Минут через двадцать, захмелевший и расслабившийся он уже жаловался на то, как устал от такого режима работы, устал от подозрительности и очень рад тому, что всё и идёт к завершению и скоро закончится. Ещё через полчаса он засобирался продолжить обход.

— Вы только поаккуратней здесь, пожалуйста, не уроните никого отсюда,- попросил участковый, спускаясь в люк.

— Не волнуйся, участковый

Мы тебя не подведём

Посидим ещё немного

Как стемнеет, так пойдём,- тут же под дружный хохот выдал гармонист Петрович.

Участковый ушёл, никому ничего он не доложил, никто не приехал снимать с крыши нарушителей, видимо он понял, что такие мероприятия как вынужденная временная самоизоляция разобщает людей только в самом начале, а потом наоборот, сплачивает. Да и любая беда, в каком виде бы она не приходила, всегда нас сплачивает до такого состояния, в котором одолеть нас просто невозможно и в истории этому есть масса примеров. И дух партизанства никогда не покинет русского человека, он всегда найдёт в себе силы сопротивляться чему угодно, даже карантину и неведомой заразе, найдёт место где собраться всем вместе и принять контрмеры, и тем более никогда не позволит кому-то решать за себя, тем более решать за всех.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter